Хроники распоясавшегося Иркутска

«Украл, вырвал — в тюрьму». В региональной столице как-то всё не так. Обнаглевшие недогорожане, вместо того чтобы наслаждаться похорошевшими улицами, скверами и парками Иркутска, норовят часть прекрасного домой безнаказанно уволочь, а то и попросту раскурочить. Что движет «дикарями» и вандалами? Вопрос риторический. Но куда и почему не через камеры «Безопасного города» смотрит полиция?..

Откручивает, отвинчивает, отламывает

Поколение постарше точно слышало легендарный образчик советского юмора — «Сказку о государстве и народе». Строй сменился. Менталитет, похоже, остался. Помните? Тот, где народ «откручивает, отвинчивает, отламывает».

«Отношения с родным пролетарским государством складываются очень изощренно, — читал язвительно, кажется, Карцев. — Пролетариат воюет с милицией, крестьянство — с райкомами, интеллигенция — с КГБ, средние слои — с ОБХСС. Так и наловчились: не поворачиваться спиной — воспользуются. Только лицом. Мы отвернемся — они нас. Они отвернутся — мы их… Государство все, что можно, забирает у нас, мы — у государства. Оно родное, и мы родные…

…Антенну параболическую на Дальнем Востоке, уникальную… Кто-то отвернулся — и нет ее… По сараям, по парникам… Грузовик после аварии боком лежит, а у него внутри копаются. Утром — один остов: пираньи…

И государство не дремлет. Отошел от магазина на пять метров, а там цены повысились. От газет отвернулся — вдвое, бензин — вдвое, такси — вдвое, колбаса — вчетверо… От государства — мы привыкли. Каждую секунду и всегда готов. Дорожание, повышение, урезание, талоны — это оно нас. Цикл прошел, теперь мы его ищем. Ага, нашли: бензин — у самосвалов, трубы — на стройках, мясо — на бойнях, рыбу — у ГЭС. Качаем, озабоченно глядя по сторонам. Так что и у нас, и у государства результаты нулевые, кроме, конечно, моральных. Нравственность совершенно упала у обеих сторон…»

Простите, не удержались от цитирования. А теперь иркутские сводки.

21 мая: можжевельника как не бывало

Даже до лета недотянули свежие посадки можжевельника в Иркутске. В конце мая в официальном аккаунте МКУ Иркутска «Городская среда» (mku.gorsreda) появилось нерадостное сообщение:

«Совсем недавно мы рассказали об акциях по посадке саженцев на озелененных территориях города. К сожалению, сразу же мы столкнулись с их кражей. На озелененной территории на пересечении ул. Новаторов, Сибирских партизан и Макаренко высаженный можжевельник не просидел и недели!»

Быстро воришки с садоводческими наклонностями сориентировались! Почему же правоохранители не так оперативны? Сообщений о задержаниях не поступало.

28 мая: тюльпаны тоже испарились

Тюльпаны высадили 25 мая к 360-летию Иркутска. Через три дня те же представители муниципалитета, что недосчитались можжевельника, раздосадовано рассказали: «Открытие цветочного сезона на клумбах нашего города началось с памятника Ленину по улице Ленина. Согласно дизайн-проекту озеленения городских клумб, специалистами МУПЭП «Горзеленхоз» были высажены тюльпаны. Однако сегодня мы наблюдаем, что клумба в самом центре города сильно поредела. Не успевшие расцвести тюльпаны были украдены!»

Столичный масштаб зеленых хищений

В российской столице тоже народ не стесняется умыкнуть свежеприкопанное. «В парке «Зарядье» в центре Москвы за три дня с момента открытия было уничтожено около 10 тыс. растений, в том числе пострадали и виды, занесенные в Красную книгу. В зоне «Северный ландшафт» было уничтожено около 30% зеленого покрова. Часть растений вытоптали, что-то — вырвали или выкопали и унесли с собой. Ранее вандалы разбили окно медиацентра и повредили стеклянный купол. … Охрана прилагает все усилия, чтобы остановить вандалов. Но поток посетителей настолько большой, что уследить за всеми невозможно даже с помощью видеокамер», — писали СМИ в 2017 году.

Городские власти очень попросили жителей и гостей города «ценить и беречь клумбы». «Действия вандалов нужно пресекать! Ведь цветочное оформление — украшение Иркутска, и радует глаз многих людей», — напомнили через соцсети и новостные порталы. Предположим, что вандалы в курсе банальных истин. Но слабо верят в неизбежность наказания. Похитители тюльпанов так и останутся в категории «неизвестных лиц», промышлявших, между прочим, в самом центре города?

23 июня: куда переехали вазоны с Байкальской?

А на одной из главных магистралей города ночью 23 июня украли 14 цветочных вазонов. Это же еще дотянуться надо было, куда-то загрузить и увезти. Или петунии очень приглянулись, или желание сэкономить на вазонах сильно велико, или просто на противозаконные подвиги (жаль, видеоотчета как улики в каких-нибудь «тик-токах» не появилось) — мотив не ясен. А вот результат заметен и сейчас — до сих пор пустуют кольца-крепления под вазоны на столбах вдоль улицы Байкальская.

МКУ Иркутска «Городская среда» и мэрия пригрозили нарушителям общественной красоты: дескать, по факту происшествия было написано заявление в полицию. И снова попытались воззвать к совести: «Мы призываем жителей и гостей Иркутска не снимать вазоны, не рвать цветы и не вытаптывать клумбы. Давайте вместе наслаждаться красотой цветочного оформления города!».

7 июля: дебош в Лисихинском парке и искалеченный верблюд

И снова «неизвестные» ночью, теперь уже в Лисихинском парке 300-летия Иркутска, разрушили благоустроенную территорию. Итоги дебоша: вандалы выдрали скамейки, разбили контейнеры для раздельного сбора отходов и вырвали цветы с клумб.

«Администрация Иркутска уже подготовила заявление в полицию по факту случившегося. Сейчас просматриваются записи с камер видеонаблюдения, все материалы будут переданы в правоохранительные органы. Сегодня на месте проводится восстановление скамеек и контейнеров. После проведения работ будет подсчитана точная сумма ущерба, — отреагировала начальник департамента городской среды комитета городского обустройства администрации Иркутска Марина Шевела. И в очередной раз воззвала к ответственности и бережливости согорожан. — Просим жителей бережно относиться к общественным пространствам. От нас самих в первую очередь зависит внешний вид и комфорт города, в котором мы живем».

И, как в поговорке, беда не приходит одна. Оказалось, что в ту же ночь пострадала и декоративная, топиарная скульптура верблюда, установленная на пересечении улиц Тимирязева и Карла Либкнехта. Её пришлось отправить в ремонт. Кажется, на верблюда кто-то пытался взгромоздиться, конструкция нагрузки не выдержала. Украшатели Иркутска вынуждены были напомнить: «Топиарные фигуры — это декоративный элемент, украшающий территорию скверов, просим вас не залазить на них и не расшатывать, делая конструкцию неустойчивой».

Мэр Иркутска Руслан Болотов вынужден был записать видеообращение, в котором попросил поделиться видеозаписями погрома в Лисихинском парке. За предоставление полезной для следствия информации глава города пообещал вознаграждение.

Как и в предыдущих случаях, пока иркутянам официально не предъявили пойманных дебоширов-вандалов. Горожане в комментариях к таким новостям недоумевают: «Там же вроде городские камеры, не?».

Иркутяне: где «Безопасный город»?

Реакция неравнодушных интернет-пользователей не заставила себя ждать. Вопросы про камеры, их функционал и реагирование дежурных полисменов, в общем-то, резонные.

Наивные оптимисты полагают: «Вот же нелюди, кто сделал это! Надеюсь, их найдут и накажут по всей строгости!».

Активные советчики напоминают: «+1000 видеокамер везде (не так уж и много для городского бюджета), и мы может получим наконец безопасный город?..».

Диванные эксперты по криминальному праву предполагают: «За разбитые фонари, перевернутые урны и поломанные скамейки грозит не только уютная статья КоАП РФ «Мелкое хулиганство», но и суровая 214 УК РФ «Вандализм» со штрафом до 40 тысяч деревянных, а если вандализм был совершен толпой или из-за какой-нибудь вражды, то и все три года заключения (если раньше не закатают по 282-й)».

Разочарованные комментаторы вопрошают: «A за каким чином тогда полиция нужна? Одни «граждане» хулиганят, другие граждане просят помощи в поиске хулиганов, а люди в погонах так типа не мешают им». (Кстати, круглосуточные наблюдательные посты полиции в некоторых городах в местах скоплений туристов и жителей хорошо помогают поддерживать порядок.)

«Значит всё-таки бравада это всё… Безопасный город, безопасный регион, безопасная страна, камеры-шмамеры за тыщи миллионов долларов, вот конкретная ситуация случилась. И чо???? Жители должны бегать по ночам в парках с мобильными телефонами всё снимать?»

Кто-то поясняет свое видение ситуации:

«1. Есть видеокамеры на бумаге, а по факту нет.
2. Есть камеры по факту, но не работают.
3. Есть камеры по факту, работают, но не записывают, потому что сервер для записи есть на бумаге, а по факту нет.
4. Всё по факту есть, но запись не ведется.
5. Всё работает, но качество не то.
6. Всё есть, всё работает, всё то, но опознанию не подлежит. Какой пункт выбираем?»

Прозвучало, например, предложение организовать общественный контроль — проверить проекты по видеонаблюдению: «За последние лет пять «реализовано» порядка десяти громких проектов со звучными, бравыми такими, патриотическими названиями! И на каждый «проект» столько средств выделяется, что на это камеру можно поставить даже в унитаз, причем каждому жителю города…»

Мы огульно судить не беремся: бюджет и результат не сверяли. Но до безопасного — по крайней мере для тюльпанов, можжевельника и лавочек — города Иркутску, получается, пока о-о-очень далеко.

Что до контроля, так мы бы еще родительский усилили. Нас мама и папа, к счастью, научили не гадить, где живешь. А в том же Лисихинском парке наблюдали недавно очередную компанию подростков с курительными вайпами и «семками», которые в понимании этой невоспитанной молодежи круто шелушить прямо на детской площадке, не снисходя до урны… Таскать вазоны со столбов тоже «круто»?..

Ольга Брайт