Home, sweet home

Поскольку мы не имели возможности сгонять в Финляндию, где «Хоббит» Питера Джексона вышел в прокат на неделю раньше, чем в России, пришлось довольствоваться тем, что предложили на прошлой неделе иркутские кинотеатры. В поле зрения попал фильм оскароносного австрийца Штефана Руцовицки «Черный дрозд» с Оливией Уайлд (13-я из «Доктора Хауса«) и Эриком Баной («Троя», «Жена путешественника во времени», «Еще одна из рода Болейн«) — триллер о том, как мечты о собственном доме заставляют разрушать все остальные жилища.

Только что ограбив казино, Эдисон (Эрик Бана) и его сестра Лайза (Оливия Уайлд) с сумкой денег летят в машине по заснеженным просторам Мичигана к канадской границе, вспоминая свое детство на ферме, но неожиданно попадают в аварию. Водитель мертв, машина искорежена, но герои практически не пострадали. Им приходится разделиться и идти пешком сквозь вьюгу, чтобы не попасть в руки полиции. По пути Эдисон убьет с десяток человек, а Лайза, встретив только что вышедшего из тюрьмы боксера (Чарли Ханнэм), — влюбится. Дело происходит накануне Дня благодарения, и понятно, что история должна разрешиться во время семейного ужина с индейкой.

Картина активно наследует из американской классики нуара, но, не откровенно цитируя лучшие образцы жанра, а как бы имитируя в целом уже разработанный до скуки стиль. Впрочем, за сюжетными перипетиями наблюдать скорее интересно, поскольку история, хотя и создана не самим Руцовицки (в прошлом режиссером исключительно авторского кино), вполне претендует на оригинальность. Общий стиль выдержан, к актерским работам как будто нет претензий (особенно старательна красотка Оливия Уайлд, явно пытающаяся доказать всем и каждому, что умеет играть не только в телесериалах), есть немного экшна, немного — саспенса, зачатки психологизма, много суровых (практически сибирских) зимних пейзажей, однако смотреть это кино во второй раз не хочется.

Биография режиссера Штефана Руцовицки, пожалуй, может являться доказательством от обратного известной поговорки «Где родился — там и пригодился». Получив после Оскара за фильм «Фальшивомонетчики» (о евреях в немецком концлагере) предложение поработать в Голливуде, режиссер подошел к делу ответственно и попытался стать для американского зрителя своим, добросовестно осваивая невиданный у себя в Европе бюджет в 12 млн долларов. Но проблема этой картины как раз в том, что она сделана слишком прилежно, как будто по учебнику. Работать пришлось с чужим материалом — начиная от сценария и заканчивая зарубежными актерами, и аудиторией, которая, кстати, фильм абсолютно не приняла (сборы в американском прокате составили, по данным «Кинопоиска» меньше 30 тысяч долларов). Впрочем, и сама студия, как видно, разочаровалась в проекте, выпустив его всего на 11 копиях. То ли им герой Эрика Баны показался слишком жестоким для того, кого в детстве обижал собственный отец, то ли Оливия Уайлд была не слишком сексуальна в одном вечернем платье под жутким снегопадом, то ли индейка на семейном ужине в честь Дня благодарения показана в кадре слишком заурядно — но факты говорят сами за себя. И тем не менее российские прокатчики все же купили эту картину, явно рассчитывая заработать на ней за счет милой мордашки, которая ассоциируется у миллионов россиян с ассистенткой Доктора Хауса. Можно пожелать им удачи, но вряд ли «Черный дрозд» сможет заставить отечественного зрителя проголосовать кошельком — все-таки в век тотального постмодернизма нельзя выходить к людям с таким серьезным лицом.