Гринпис: в Бурятии снова занижают данные о лесных пожарах

Гринпис России вновь сообщил, что российские регионы занижают данные по лесным пожарам — в общей сложности примерно в пять раз. Среди приукрашающих ситуацию регионов общественники назвали Бурятию. Как отмечает Гринпис, уже не первый год официальные данные о числе возгораний грешат против истины. Между тем в Бурятии, вместо того чтобы тушить их, занимаются кадровыми вопросами и на фоне огненной стихии увольняют начальника лесхоза. Традиция прижилась еще при прежнем главе Бурятии Вячеславе Наговицыне. Видимо, новый врио решил ей не изменять. Тем более что выборы на носу и казаться жестким сейчас будет правильно.

Площадь лесных пожаров в России составила 819,9 тысяч гектаров. Такие данные со ссылкой на государственную систему дистанционного мониторинга лесных пожаров ИСДМ-Рослесхоз в начале июля привел Гринпис. Между тем региональные службы в общей сложности занизили эти данные в пять раз, сообщает сайт Гринпис России. В оперативную сводку «Авиалесоохраны», которая основывается на данных региональных диспетчерских служб, попали лишь пожары общей площадью 148,5 тысяч гектаров.

Что касается Бурятии, то на тот момент в республике были обнаружены лесные пожары общей площадью 81,3 тысяч гектаров, но в официальную сводку попали только 11,5 тысяч гектаров. Получается, что отчетность по лесным пожарам в Бурятии отличается от реальности примерно в 7 раз. Как отмечают экологи организации Гринпис, сокрытие пожаров ведет к тому, что на лесопожарные катастрофы реагируют слишком поздно, в результате чего растут их масштабы и ущерб, который они причиняют.

О том, что в регионах не все благополучно с отчетностью в плане лесных пожаров, Гринпис сообщает уже не первый год.

— В этой лжи заинтересованы практически все органы государственной власти, имеющие отношение к обеспечению пожарной безопасности в лесах: региональным ложь позволяет показать, что они успешно справляются с переданными им лесными полномочиями, федеральным — что они обеспечивают приемлемое нормативно-правовое регулирование и финансирование лесной отрасли, и вообще работают должным образом, — говорит руководитель лесного отдела Гринпис России Алексей Ярошенко. — Руководители местного уровня, директора лесничеств, лесопожарных центров, лесхозов (где они есть) и другие вынуждены скрывать пожары. На них же и заводятся дела, когда пожары причиняют заметный ущерб.

Есть такая традиция — приврать

О том, что в регионах не все благополучно с отчетностью в плане лесных пожаров, Гринпис сообщает уже не первый год. В 2015 году организация провела мониторинг лесных пожаров на территории Бурятии и Иркутской области. Экологи заявили, что, по данным на начало августа, пресс-служба республиканского агентства лесного хозяйства сообщила о 70 очагах лесных пожаров на площади 70 тысяч га. А по данным Гринпис России, в Бурятии тогда горело 160 тыс. га леса. Эти пожары, отметили экологи, не отражаются в ежедневных сводках и «Авиалесоохраны», а в такой ситуации надежды на то, что горящие регионы получат дополнительное финансирование или какую-нибудь другую толковую помощь от федерального центра, нет.

Ситуация повторилась в 2016 году, а затем и в нынешнем. Так, еще в апреле Гринпис сообщил, что действующие лесные пожары не значатся в данных официального учета. Так, согласно сводке ФБУ «Авиалесоохрана», основывающейся на данных региональных диспетчерских служб, в Республике Бурятия на конец марта лесных пожаров вообще не было. Однако экологи привели фрагмент космоснимка Terra MODIS за 30 марта 2017 года, где отчетливо видны не только многочисленные термоточки, но и дым, свидетельствующий о том, что территория охвачена огнем. На фрагменте снимка Landsat 8, также за 30 марта 2017 года, хорошо видны некоторые из этих пожаров — например, огонь на землях лесного фонда Гундинского участкового лесничества, возникший от перехода травяного пала на лес.

По мнению Алексея Ярошенко, руководители местного уровня, директора лесничеств, лесопожарных центров, лесхозов вынуждены скрывать пожары.

«Искажение и сокрытие сведений о лесных пожарах является одной из важнейших причин несвоевременного и недостаточного принятия мер по их тушению. Уголовный кодекс РФ рассматривает сокрытие или искажение информации о событиях, фактах или явлениях, создающих опасность для жизни или здоровья людей либо для окружающей среды (к каковым, безусловно, относятся лесные пожары) как преступление, за которое предусмотрено наказание, в зависимости от последствий, вплоть до лишения свободы на срок до двух или пяти лет», — отметили на форуме Гринпис.

Между тем ситуация с пожарами на природных территориях в некоторых районах Республики Бурятия, Забайкальского края, Амурской области и Еврейской автономной области близка к катастрофической. Основной причиной стало массовое бесконтрольное выжигание сухой травы. При этом достаточных сил для того, чтобы справиться с ожидаемым количеством пожаров в лесах и на прилегающих к ним землях, ни у одного из перечисленных регионов нет — переданные им лесные полномочия финансируются в лучшем случае на десятую часть от реальной потребности, а собственных денег для обеспечения приемлемого уровня пожарной безопасности в лесах ни у одного из этих регионов нет, отмечают экологи. С марта прошло несколько месяцев, но ситуация, кажется, не изменилась.

Публичная раздача «подзатыльников»: устрашающе, но вряд ли поможет

А на фоне этого в республике, вместо того чтобы тушить пожары, занимаются кадровыми вопросами. Эта традиция менять, что называется, на переправе коней прижилась при прежнем главе Бурятии Вячеславе Наговицыне. Он два года подряд отправлял в разгар сезона в отставку руководителей Агентства лесного хозяйства. Сейчас в Бурятии руководитель другой, но порядки, похоже, прежние. Прямо в ходе одной из недавних своих планерок ио главы Алексей Цыденов распорядился отправить в отставку руководителя Прибайкальского лесхоза Владимира Матайса. Цыденов объявил, что Матайс не реагировал на сообщения о сильном пожаре в лесу и допустил увеличение его масштабов с 15 гектаров до почти полутора тысяч. Этот пожар был замечен еще 19 июня днем, сразу же через единую диспетчерскую службу глава Таловского поселения информировал руководителя Прибайкальского лесхоза о возникновении пожара, но меры по тушению огня были предприняты только утром следующего дня. «Руководителя Прибайкальского увольняйте по статье. 12 часов не реагировал на звонки местных жителей. Распустили пожар, он перешел в верховой. Документы — в прокуратуру, на предмет преступной халатности, — сказал он на планерном совещании в адрес представителя республиканского агентства лесного хозяйства (РАЛХ)», — привела слова Цыденова его пресс-служба.

Алексей Цыденов пообещал, что в Бурятии каждый руководитель, который халатно относится к своим обязанностям по борьбе с пожарами, будет отвечать персонально.

После этого в прессе вышел ряд статей в защиту Матайса — работавшие с ним люди, местные жители, объяснили, что дозвониться до руководителя лесхоза района не могли, потому что он в это время находился в лесу, тушил пожар. В соцсетях даже появилось, хотя и быстро исчезло, обращение к врио главы Бурятии. В нем коллектив лесхоза заявил Алексею Цыденову, что удивлен его решением. «Хотелось бы также заметить, — говорится в обращении, — что о Вашем решении об увольнении нашего директора мы узнали, находясь на тушении пожара. Где вместе с нами боролся со стихией и наш руководитель (а не координировал наши действия из кабинета). Признаться, первым желанием было вернуться домой и не продолжать тушение пожара, но Владимир Николаевич, являясь профессионалом своего дела, заставил нас собраться и продолжить тушение пожара. Наш коллектив изложил Вам наши действия в том виде, в каком они имели место быть. Проверить все факты, указанные в нашем письме, Вам не составит никакого труда. Услышав нас, Вы понимаете, что мы хотим просить Вас восстановить нашего директора».

Однако Цыденов, за которым в регионе уже закрепилась репутация «жесткого управленца», и не думал идти на попятный. Напротив, он на своей странице в соцсети написал, что действия Матайса расценивает не иначе как преступную халатность: «Для информации, 19 июня в 15 часов через единую диспетчерскую службу глава Таловского поселения информировал руководителя лесхоза о возникновении пожара. На улице температура под 40. В Республике введен ЧС по пожарам. Но уважаемый директор лесхоза может позволить себе не реагировать должным образом на сообщения о пожаре и только на утро 20 июня объявляют об обнаружении пожара и начинают реагирование. Ничем, кроме как преступной халатностью, это назвать нельзя. Уже неделю идет борьба с пожаром. На сегодня площадь пожара 3170 гектар, и он уже давно перешел в верховой. Конечно, сейчас Матайс с пожаром героически борется, после того как на утро 20 июня получил от Мордовского «командный пинок», — пишет Цыденов.Он также пообещал, что в Бурятии каждый руководитель, который халатно относится к своим обязанностям по борьбе с пожарами, будет отвечать персонально. А в случае с Матайсом материалы будут переданы в прокуратуру, пообещал Цыденов, и его слова уже подтвердил РАЛХ, сообщивший, что материалы и по увольнению и по передаче информации в прокуратуру готовятся.

Однако, как считают многие эксперты, раздавать пинки и устраивать публичные «выволочки» — не самый эффективный шаг в этой ситуации. Реформы последних лет и так фактически уничтожили лесную охрану, лесники вместо работы в лесу заняты написанием бесконечных отчетов. Если верить опросам на «Лесном форуме» Гринпис России, бюрократия съедает две трети их времени, денег на тушение пожаров в лесничествах нет, техника старая и постоянно ломается. И на этом фоне информация о том, что вот так просто из кабинета можно уволить человека, который ежедневно борется с огнем в лесу, не самым лучшим образом сказывается на престиже и без того не самой популярной профессии.

Олеся Артемьева