Границы мужской дружбы

во французских комедиях
Майские праздники как-то не особо порадовали по-настоящему интересными премьерами в кино, зато удивили наличием в прокате французских картин, которые появляются не так уж часто. Как ни странно, оба фильма — «Шутки в сторону» Давида Шарона и «Не входить, мы не одеты» Ивана Атталя — оказались в сухом остатке о мужской дружбе и ее границах. В первом случае такой границей оказались, условно говоря, классовые различия, во втором — сексуальные. Но самое смешное (а может, и грустное) в этих комедиях в том, что обе они не очень удачно копируют все тот же Голливуд.

«Шутки в сторону»

Прославившийся в 2011 году благодаря картине «1+1», где сыграл неотесанного верзилу, нанятого сиделкой к парализованному аристократу-миллионеру, чернокожий актер Омар Си в «Шутках в сторону», можно сказать, делает повтор. Он по-прежнему добродушный добряк без особенных манер и образования с той лишь разницей, что здесь он — рядовой полицейский Усман в нищем пригороде Парижа. Он несколько месяцев ведет слежку за подпольным казино, в котором любят просаживать сотни тысяч евро разного рода сильные мира сего, и даже нападает на след особо опасного мафиози, но чуть не остается с носом. Истерзанное тело жены одного из парижских богачей, найденное под мостом в его районе, поручают щеголю из центра Франсуа Монжу, работающему в отделе криминальной полиции, а Усману ничего не остается, кроме как правдами и неправдами набиться к нему в напарники. Весь юмор в фильме строится на культурных, расовых и классовых различиях двух героев. Добродушный Усман все время пытается вести себя так, как принято «у него на районе», то есть в высшей степени непосредственно, в то время как сноб Франсуа постоянно одергивает его, раздражается, учит, как вести себя в высшем обществе, но мало-помалу проникается к своему вынужденному другу симпатией.

Картина «Шутки в сторону» не то чтобы открывала какие-то новые горизонты или рвала шаблоны, но, пожалуй, придется по вкусу любителям полицейских комедий про двух напарников в духе «Смертельного оружия» с одной стороны, и «Полицейского из Беверли-Хиллз» — с другой.

«Не входить, мы не одеты»

Картина Ивана Атталя «Не входить, мы не одеты» совсем не о полицейских делах. Скорее наоборот — она о жизни бесящейся с жиру богемы, которая не знает, чем бы еще себя занять. Здесь двое давних друзей встречаются спустя 10 лет после окончания художественной академии и вдруг обнаруживают, что их жизненные дороги разошлись дальше некуда. Бен (Иван Атталь) живет в прекрасном доме, давно женился и изо всех сил пытается завести ребенка с красавицей женой Анной (Летиция Каста). Собственно именно этот процесс и прерывает внезапно нагрянувший поздним вечером друг Джефф (Франсуа Клюзе) — бородатый бездельник, который только что вернулся из Мексики и решил срочно проведать друга. На следующий день Джефф потащит Бена на вечеринку к своим подружкам — художницам-лесбиянкам (Шарлотта Генсбур и Азия Ардженто), где все напьются, заведут разговоры об актуальном искусстве, и друзья ни с того ни с сего примут решение сняться в гей-порно, оставаясь при этом натуралами. Это, мол, будет новаторским ходом, который обеспечит им победу на фестивале любительского порно.

Любопытно, что «Не входить, мы не одеты» Ивана Атталя является европейским ремейком американской картины «И смех, и грех» Линн Шелтон, которая несколько лет назад взяла этим фильмом главный приз на фестивале независимого кино в Сандэнсе. Но если американская версия показывала эту историю как полудокументальное хоум-видео, то французы, как им показалось, облагородили ее, закатав в глянец. Там где раньше были тесная квартирка, в новой версии появился дом как из модного журнала об интерьерах; там, где снимались не очень известные актеры, возникли звезды европейского арт-хауса и так далее. К тому же оригинальный фильм демонстрировал женский взгляд на проблемы и границы мужской дружбы, что делало его, так сказать, смешнее и одновременно глубже, а Иван Атталь, пожелавший сняться в одной из главных ролей, похоже, сам так и не понял, зачем взялся за этот материал. Большую часть фильма ты не веришь в то, что такая ситуация в принципе могла произойти, потом откровенно скучаешь от рефлексии героев, возникшей на пустом месте, и лишь в финале чуть-чуть усмехаешься от того, как двое друзей обсуждают, как бы им вступить в половую связь.

Тимофей Сундуков