Евгений Орачевский: «Приангарье имеет все ресурсы для своего развития»

Иркутская область — один из регионов, который не вызывает беспокойства у федерального центра в экономическом плане. На протяжении нескольких лет Приангарье живет в новостном фоне, где закрепились отчеты о достижениях в росте ВРП, налогооблагаемой базы, привлечении инвестиций. О том, что стоит за этой повесткой, рассказывает министр экономического развития Иркутской области Евгений Орачевский.

— Регулярные отчеты губернатора и правительства содержат много цифр, демонстрирующих экономические успехи за последние три года. Но широкой аудитории редко поясняется — чему мы обязаны в этих успехах. Расскажете подробнее?

— Подробно на эту тему можно говорить долго. Вкратце — на сегодняшний день экономика Иркутской области с точки зрения наполнения бюджета налоговыми доходами почти наполовину зависит от результатов работы нескольких крупнейших компаний. Благодаря состоявшимся инвестициям и благоприятной внешней конъюнктуре мы сейчас «снимаем сливки» в основном с предприятий добывающего сектора. Их вклад в ВРП уже достиг 26% и продолжает только расти. Есть такие налогоплательщики, которые по итогам года выйдут на отметку в 20 с плюсом млрд рублей налогов, что на 7 млрд рублей больше, чем ожидалось в начале года. Сразу подчеркну, я не считаю, что рост доли добычи в региональном продукте — это для нас проблема. Напротив, данную ситуацию необходимо использовать как базис — реальный ресурс для развития.

И сейчас, и в будущем доходы, которыми располагает регион, являются основой для продвижения вперед — развития несырьевых видов экономики, в том числе, например, так называемой экономики знаний.

— Но такие поступления завязаны на текущую ситуацию в российской экономике: слабый курс рубля, высокие валютные цены на полезные ископаемые. Так не может продолжаться вечно.

— Правительство Иркутской области трезво оценивает ситуацию, так же как и федеральное правительство. При прогнозировании параметров бюджета нами учитываются сценарные условия, которые предоставляются федеральным министерством экономического развития. Существует три варианта прогнозов — консервативный, базовый и целевой. Основные параметры для нашего планирования — это ожидаемые диапазоны курсов валют, уровня инфляции, цен на сырье. Формируется, соответственно, три варианта возможных сценариев развития. Мы, как правило, придерживаемся наиболее консервативного из них. Сегодняшние расчеты на ближайший трехлетний период показывают, что сложившаяся ситуация останется стабильной и мы можем рассчитывать на ежегодный рост экономики в 3-4%, а с 2022 года за счет реализации приоритетных инвестиционных проектов темп роста превысит 10%.

— Такой прогноз подталкивает к каким-то действиям?

— Сергей Георгиевич (губернатор Иркутской области — ред.) поставил задачу наращивать развитие несырьевого экспорта, то есть стимулировать производство товаров с высокой добавленной стоимостью. Такой потенциал у нас имеет ряд отраслей: нефтегазохимическая, деревоперерабатывающая, машиностроительная, фармацевтическая, биотехнологическая и сельскохозяйственная.

В Приангарье заложена основа для создания новых мощных производств, у нас есть несколько уже реализуемых глобальных проектов. Главный из них — это проект Иркутской нефтяной компании по строительству газохимического комплекса в Усть-Куте. Реализация программы пройдет в 4 этапа, уже вложено более 50 млрд рублей инвестиций, общий же объем составит почти 500 млрд рублей. Успех реализации проекта зависит в значительной степени от поддержки федеральных и региональных властей. Он серьезно повлияет на структуру нашей экономики, изменит ее — это плюс 7-10% ВРП Иркутской области и появление газохимической отрасли в структуре.

Наращивает обороты и фарминдустрия. На территории области уже действует компания-чемпион, входящая в тройку самых быстрорастущих в стране. У компании «Фармасинтез» уже оформлен земельный участок на территории ТОСЭР в Усолье-Сибирском. Инвестпрограмма предусматривает строительство большого завода по производству фармсубстанций и лекарственных препаратов. Сумма инвестиций — более 10 млрд рублей, 4 тысячи новых рабочих мест. Проект с такими параметрами также окажет существенное влияние на ВРП. Также подчеркну, что его реализация на полную мощность и в сжатые сроки самым существенным образом зависит от государственных мер поддержки. Дело в том, что проекты такого масштаба, как правило, имеют низкий уровень доходности на вложенный капитал. Сделать же его инвестиционно привлекательным позволяет финансовое участие государства — это федеральные и региональные налоговые льготы, субсидии, льготные финансовые ресурсы и так далее.

«Мы напрямую заинтересованы в том, чтобы Иркутская область занимала свою нишу в глобальной экономической рамке, извлекая из этого доходы».

Серьезные планы имеет и компания «Илим», занимающаяся сейчас реализацией программы модернизации оборудования и разрабатывающая проект по строительству завода по производству картона на севере Иркутской области.

Иркутский авиационный завод — еще одно мощное предприятие, за счет деятельности которого область будет получать серьезные дивиденды. На заводе сегодня реализуется, пожалуй, главный импортозамещающий проект страны — серийное производство новейшего пассажирского лайнера МС-21. На текущий момент мощность предприятия позволяет производить до 10 самолетов данного типа в год, а в будущем она вырастет до 70.

— Какие действия будет предпринимать региональное правительство в дополнение к этим планам? Предусмотрены ли средства на развитие несырьевой экономики?

— Говоря о развитии региона, очень важно понимать, что у нас порядка 75% бюджетных расходов имеет социальную направленность. На развитие экономики мы можем пока направлять очень незначительное количество средств. По поручению губернатора, министерство экономического развития сейчас проводит анализ возможностей по изменению структуры расходов. Только за счет этого возможно прийти к новому результату для региональной экономики. Подчеркну, что это не означает урезания тех или иных статей, изменение структуры расходов возможно за счет растущих объемов дополнительных доходов бюджета.

— А федеральный центр как-то помогает активно растущим регионам?

— Российская бюджетная система, к сожалению, не предполагает существенного стимулирования регионов, демонстрирующих развитие и рост. Можно отметить лишь систему оценки эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, которую ежегодно проводит Минэкономразвития России. Иркутская область второй год подряд получает относительно небольшие средства в качестве поощрения от федерации — 500-700 млн рублей. Это несопоставимо ни с суммами, ни с темпами прироста объемов мобилизации средств с территории региона.

Если же говорить о нашем участии во всевозможных федеральных программах, то Приангарье не обделено и ежегодно получает порядка 13 млрд рублей.

— Уже налаженные и еще выстраиваемые международные связи помогают нам в развитии?

— Мы напрямую заинтересованы в том, чтобы Иркутская область занимала свою нишу в глобальной экономической рамке, извлекая из этого доходы. Все объективные преимущества, имеющиеся на нашей территории, должны работать на благо. В первую очередь, это наши полезные ископаемые. Региональные добывающие предприятия активно развиваются за счет экспорта. И в этом есть существенная заслуга региона, который ранее предоставил этим предприятиям свою поддержку, прежде всего финансовую. Важно отметить, что наш крупнейший бизнес, как правило, полученные в качестве мер поддержки средства направляет на цели дальнейшего развития. Собственники предприятий не складывают их в карман, а инвестируют в новые проекты, что позволяет развивать экономику в будущем. Мои слова наилучшим образом подтверждают изменения в региональном бюджете.

Если в 2016 году мы впервые вышли на уровень доходов в 100 млрд рублей, то сейчас это уже около 150 млрд рублей.

Как я уже говорил, большой потенциал, в том числе экспортный, имеет отрасль сельского хозяйства, бурно растущая сейчас. Приведу пример: исторически основной вклад в товарооборот Иркутской области с Монголией составлял сырьевой спектр товаров. Сейчас основная статья — это продукция сельского хозяйства. Доля сельского хозяйства в структуре ВРП составляет 6% и продолжает расти — это очень существенный вклад в нашу экономику.

К сожалению, пока нечем похвастать в туристической отрасли. Значительных инвестиций в нее со стороны российских и иностранных компаний не будет до тех пор, пока мы не закроем существующие пробелы в законодательстве, как федеральном, так и региональном. Именно под четкую законодательную базу и должна быть выстроена прозрачная работа с инвесторами. Тем не менее у нас есть серьезные планы на эту отрасль, и мы намерены менять сложившуюся в ней ситуацию. В частности, правительство области по договоренности со Сбербанком России разрабатывает стратегию развития туризма южного Прибайкалья. В документе будет проанализирован глобальный туристический рынок и определено место Иркутской области в нем. Самое главное — будут просчитаны порядка 10 флагманских системообразующих инвестиционных проектов с учетом необходимой обеспечивающей инфраструктуры — эта часть, кстати, будет финансироваться за счет бюджета. После этого готовые бизнес-кейсы совместно с банком мы начнем предлагать конкретным инвесторам как комплексное пакетное предложение.

— Иркутская область регулярно проводит выездные презентации экономического потенциала в разных странах. Оцените по итогам презентаций — нами больше интересуются преимущественно как сырьевым донором?

— Не только. По большому счету в сырьевом секторе практически все, что могло быть реализовано крупного и системообразующего, у нас уже есть. Поэтому переговоры на зарубежных площадках в ходе наших презентаций больше ведутся о создании новых производств. Примеры тому есть. В конце ноября в Приангарье был открыт завод по производству глюкометров и тест-полосок для измерения уровня сахара в крови. Предприятие построено в рамках проекта совместной российско-корейской компании «Медтехсервис». Полностью автоматизированные линии для производства тест-полосок поставлены и смонтированы южнокорейской компанией B-Bio Ltd (Южная Корея). Локализация производства нацелена на программу импортозамещения в сфере медицинских изделий в России. Проект полностью реализован всего за полтора года, наши корейские партнеры осуществляют частичный выкуп продукции для ее реализации на различных рынках сбыта. Мощность проекта при работе в одну смену — это 15% общего объема российского рынка. В перспективе завод будет работать в две смены, что уже составит 30%.

Еще одно совместное предприятие открыто в Усолье-Сибирском, в данном случае наш партнер — Белоруссия. Компания «Могилевлифт­маш-Усолье» собирает лифтовое оборудование для многоквартирных домов и уже выиграло конкурс Фонда капремонта на 550 млн рублей. Пока оборудование собирается из готовых лифтокомплектов, привезенных в Иркутскую область. В планах предприятия — локализовать производство некоторых элементов оборудования в Усолье.

Потенциальным инвесторам мы готовы предложить проекты и в других направлениях: переработка нефти и газа, переработка древесных отходов, фарминдустрия, наука и инновации, туризм.

Александр Потапов

В контексте
Ноу-хау региональной экономики

Правительство Иркутской области в этом году разработало Государственный план социально-экономического развития Приангарья на 2019-2023 годы, назвав его «пятилеткой». Госплан предусматривает направления и мероприятия по развитию экономики с учетом реализации указа президента РФ №204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года».
«Пятилетний план будет реализовываться параллельно с предусмотренными законом документами стратегического планирования. Фактически он является среднесрочным планом мероприятий по реализации стратегии социально-экономического развития Иркутской области. Госплан видится политической, моральной рамкой для нашей экономической политики», — говорит Евгений Орачевский.
По его словам, в настоящее время ни один из регионов ничего подобного не делает. Однако иркутским опытом активно интересуются, как практикой рационального подхода к управлению развитием субъекта федерации.
Важной частью при реализации «иркутской пятилетки» является финансовый механизм, в основу которого ляжет свод государственных и муниципальных программ, взаимоувязанных по срокам с госпланом и принятых в новой редакции с 2019 года. Идею госплана единодушно поддерживают главы муниципалитетов и общественность. Стратегические сессии, на которых разъяснили все вопросы, прошли в августе-сентябре.