Еще нелегельнее, еще неуправляемей

Летом этого года в Иркутске было утверждено положение о транспортном обслуживании на территории города. Теперь администрация в обязательном порядке заключает договора с перевозчиками тех маршрутов, которые были включены в единый реестр (все остальные признаны нелегальными). Такие меры, по словам представителей власти, позволят лучше контролировать общественный транспорт. Однако перевозчики и независимые эксперты другого мнения: нововведение может стать лазейкой для коррупционных махинаций.

Договориться с маршрутчиками

Администрация Иркутска оптимистично объявила о своем намерении контролировать весь городской общественный транспорт, включая частников и нелегалов. В июне этого года вышло положение, на основании которого власти уже начали заключать договора со всеми перевозчиками.

Все маршруты были сведены в единый реестр, по каждому прописаны основные характеристики: протяженность, интервал движения, количество и тип подвижного состава. В самих договорах будет прописана вся информация, исключающая возможность подделки схемы и передачи ее третьему лицу (или другому транспортному средству), которое не участвует в договорных отношениях.

До конца 2014 года власти планируют заключить договоры по 33 маршрутам. На данный момент все формальности уже прошли перевозчики, работающие на маршрутах №3, №4 и №80. Окончен прием документов для частников, обслуживающих Иркутск-2, а также для экспериментальных маршрутов: №22 («Первомайский — Ц. Рынок» через Академический мост), №58 («Жилкино — Рынок «Парус») и №59 (Микрорайон Зеленый). Если последние в течение трех месяцев покажутся перевозчикам целесообразными с точки зрения пассажиропотока, они будут включены в реестр на постоянной основе.

Договоры — это большой шаг к улучшению качества обслуживания, к упорядочиванию движения транспортных средств и в целом к наведению порядка в сфере пассажирских перевозок Иркутска, уверены в администрации города.

«Договоры — это большой шаг к улучшению качества обслуживания, к упорядочиванию движения транспортных средств, и в целом к наведению порядка в сфере пассажирских перевозок», — уверена начальник департамента дорожного строительства, благоустройства и транспорта комитета по ЖКХ администрации Иркутска Юлия Гордина. По ее словам, при заключении договоров будет проведена доскональная проверка транспортных средств; контроль над перевозчиками будет осуществляться на всех стадиях работы.

Нелегальные легалы

В реестр не вошли, а значит признаны нелегальными, перевозчики, работающие на маршрутах №59, №69К, №80К; есть пока нерешенные вопросы с №24 и №27.

«Если перевозчик присвоил себе цифру и нарисовал табличку, то это не значит, что он осуществляет свою деятельность законно. Перед согласованием маршрута должен быть обязательно проведен акт обследования дорожных условий. К примеру, №59 и №69К движутся вдоль трамвайных путей, что нарушает правила транспортной эксплуатации. Это небезопасно для пассажиров», — пояснила Юлия Гордина.

По другим маршрутам ситуация не столь однозначна. Был удлинен маршрут автобуса №3, и фактически он стал передвигаться по той же схеме, что и №80К, который был признан нелегальным и не был внесен в реестр.

Также остается открытым и вопрос с одним из самых образцовых перевозчиков, действующим по маршруту №24. В реестре он числится, правда, под номером 38. Естественно, компания, автобусы которой все знают как №24, не хочет менять цифру — это вызовет недоумение пассажиров и, как следствие, некоторые убытки. Администрация в свою очередь хоть и признает, что перевозчик очень ответственный и за 10 лет создал себе отлично оснащенную базу, уступить в этой придуманной ею же формальности не желает.

Еще сложнее обстоит ситуация с маршрутом №27. Недавно сюда активно вклинился муниципальный транспорт — администрацией было закуплено около 20 автобусов малой вместимости и изменена схема движения (вместо ул. Карла Маркса маршрутки стали передвигаться по ул. Карла Либкнехта). Даже была создана отдельная остановка для муниципалов — в выпиленном на скорую руку «кармане». Эксперты подчеркивают, что все делалось намеренно, чтобы вытравить частников с этого маршрута — короткого и прибыльного.

Власти заявляют, что во всех проблемах общественного транспорта виноваты только коммерческие перевозчики. А то, что в муниципальном транспорте водители битком набивают автобусы, курят и разговаривают по телефону — за это администрация как-то не краснеет.

«Наш маршрут существует в Иркутске с 67-го года. Не понятно, зачем администрации понадобилось изменять его именно сейчас. Такое ощущение, что нас, частников, просто убирают, чтобы мы не мешали. Я бы без проблем заключил договор, но мне не дают такой возможности. Маршрут №27 включен в реестр только для муниципального транспорта; для коммерческих компаний участие на нем не было предусмотрено. Мы уже подали документы в суд, чтобы разобраться в этой ситуации», — прокомментировал представитель компании-перевозчика, работающей на маршруте №27, Евгений Садков.

«Любопытно, что маршруты, на которых ездят автобусы в не лучшем состоянии (к примеру, №7, №21, №77), в реестр вошли. Хотя было логично, наоборот, их исключить до того момента, пока они не приведут свой транспортный парк в порядок. А в это время дать дорогу добросовестным перевозчикам, к которым нет никаких претензий», — высказался один из экспертов.

Тенденция к узурпации

Перевозчики и независимые эксперты согласны в необходимости регулировать систему общественного транспорта, однако их возмущает, что самые важные решения администрация принимает втихаря, без согласования с основными представителями этой сферы.

«Тенденция к порядку — правильная. Но то, что делают власти, — настоящая узурпация. При принятии положения администрация не посчиталась ни с мнением общественных союзов, ни с мнением перевозчиков, хотя именно последних это нововведение касается в первую очередь, — прокомментировал председатель правления Союза автомобилистов Сибири Алексей Шабанов. — Кажется, что у кого-то из администрации есть свои меркантильные интересы. И с помощью договоров и реестра как раз очищается дорога для «своих» людей. Кстати, один представитель администрации однажды заявил, что ни один из имеющихся перевозчиков на данный момент не соответствует требованиям для заключения договоров, мол, настолько они высокие. Какой в этих словах подтекст? То, что МУП «ИркутскАвтоТранс» станет вскоре единственным перевозчиком или что администрация будет заключать договора только с теми, кто их заинтересует материально?»

С одной стороны, стремление администрации к упорядочению общественного транспорта понятно. По данным заместителя начальника Межрегионального управления государственного автодорожного надзора (МУГАДН) по Республике Бурятия и Иркутской области Дмитрия Дорожкина, каждая десятая машина на линии выходит на работу без соответствующих документов, а без лицензии ежегодно попадаются от 100 до 150 машин. В общем же на рынке региона около 40% водителей общественного транспорта работают по нелегальным схемам. Однако, по мнению экспертов, заключение договоров сделает нелегалами тех перевозчиков, у которых есть лицензии на осуществление своей деятельности; на истинных же нарушителях это никак не отразится.

«Для того чтобы бороться с нелегалами, нужно на каждом углу поставить по наряду транспортной инспекции. И увеличить административные меры — сразу изымать машину и выписывать большие штрафы, а не 500-1000 рублей, как сейчас. Нелегалам легко выстраивать свое «расписание» работы — по вечерам в будни и по выходным сотрудники ГИБДД практически не проводят рейды, чем пользуются нарушители, — поясняет Евгений Садков. — Я работаю в правобережном округе. У нас все перевозчики знают друг друга в лицо, и могу с уверенностью сказать, что на нашей территории нелегалов нет. Чужаков на наши маршруты мы бы просто не впустили. Но мы этого достигли за счет собственной сознательности, администрация и правоохранительные органы тут ни при чем».

Кстати, именно это мнение поддерживают и другие представители компаний-перевозчиков — в условиях бизнеса и так происходит некий контроль над качеством. Регулирование же общественного транспорта с административных кресел может, наоборот, только внести раздор в слегка хаотичную, но все же уже сформированную систему перевозок.