Экология добралась до лесов Приангарья

На территории Иркутской области сосредоточено порядка 20% всех лесных запасов Сибири и 12% древесины России. Обладая таким богатством — 69 млн гектар леса — Приангарье вместе с тем имеет и множество проблем лесопромышленного комплекса. Первоочередная — незаконная заготовка древесины, которая, по мнению ученых и экологов, является катастрофой не только в масштабах региона, но и всей страны.

Нецивилизованная заготовка древесины подрывает экологию Приангарья. Фото Павла Чмыхова

Только в первом полугодии 2011 года правоохранительные органы Приангарья выявили свыше 970 преступлений в лесной отрасли. Из этого числа 80% составляет нелегальная вырубка леса. У «черных лесорубов» было изъято более 600 тысяч кубометров древесины на сумму 1,7 млн рублей. За этот же период объемы законно заготовленной древесины составили около 19 млн кубов.

Добровольно сертифицированы

С незаконными предпринимателями пытаются бороться разными методами. Закон «Об административной ответственности в сфере организации деятельности пунктов приема и отгрузки древесины» увеличил число инспектирующих организаций в лесной отрасли и, по мнению региональных законодателей, должен усовершенствовать систему борьбы с незаконными рубками. Помимо этого, областные чиновники активно продвигают добровольную лесную сертификацию. Для этого Союз лесопромышленников и лесоэкспортеров Приангарья пять лет назад совместно с правительством региона создал специальную рабочую группу. Как рассказал председатель Союза лесопромышленников и лесоэкспортеров Юрий Логачев, лесная сертификация предусматривает независимую аудиторскую проверку предприятий ЛПК и его деятельности на конкретном лесном участке. В Иркутской области этим занимается ООО «Лесная сертификация», которая прошла аккредитацию Лесного попечительского совета (Forest Stewardship Council — сокращенно FSC) — международной независимой некоммерческой организации, членами которой являются экологи, ученые, лесопромышленники и представители лесных корпораций из многих стран мира, в том числе из России.

«FSC-сертификация предусматривает высочайшую экологическую ответственность предприятия, начиная с этапа заготовки леса и заканчивая выпуском продукции, — поясняет господин Логачев. — Сертификат выдается независимым аудитором на основании строгой ежегодной проверки на месте заготовки леса и гарантирует легальность заготовленного сырья».

Сертификация хоть и носит добровольный характер, но становится все более популярной в нашей стране и в Иркутской области. За последние пять лет сертификаты получили такие компании, как Группа «Илим», Усть-Илимский лесопильный деревообрабатывающий завод, ООО «ТМ Байкал», ООО «Байкал» и другие — всего около 20 компаний, чья продукция отмечается специальным товарным знаком FSC.

Получение документа требует больших финансовых затрат, но, по словам Юрия Логачева, предприниматели идут на расходы. «Быть экологически ответственным модно, и этому надо следовать, — поясняет председатель Союза лесопромышленников. — Цена продукции, на которой стоит значок FSC, выше, и поэтому она более конкурентоспособна на рынке, ее проще продвигать».

Использование таких стандартов в лесопользовании распространено повсюду. В качестве одного из примеров Юрий Логачев приводит Закон Лэйси, который действует в США и предусматривает уголовную ответственность для импортеров за поставки незаконной древесины.

Иного мнения о лесной сертификации придерживаются экологи. Эксперт лесной программы Гринпис России Михаил Крейндлин говорит, что были случаи, когда крупные лесные холдинги, имеющие в своем составе несколько предприятий, лишь на часть получали FSC-сертификаты, а несколько компаний работали без них и позволяли себе грубейшие нарушения в лесозаготовке. «Нельзя сказать, что такая аккредитация — это плохо, поскольку какие-то ограничения в деятельности лесозаготовителей все равно есть, — говорит эксперт. — Но предприятие может их обойти».

Срубил дерево, посади три

Отдельное направление деятельности предприятий ЛПК — лесовосстановление. По данным правительства Иркутской области, на 1 января 2011 года фонд, подлежащий лесовосстановлению, составлял в регионе 899,8 тыс. га. По сравнению с предыдущим годом в результате лесовосстановительных мероприятий этот фонд сократился на 26,5 тысяч га. В 2011 году в Приангарье планировали лесовосстановительные мероприятия на площади 74,6 тысяч га, сообщает министерство лесного комплекса Иркутской области.

«Эти мероприятия не могут восполнить потери, которые несет лесной фонд от пожаров и вырубок», — уверен Михаил Крейндлин. По его мнению, такая ситуация характерна не только для Иркутской области, но и в целом для страны. Отдельного внимания заслуживает и другой факт: по наблюдениям Гринпис России из-за вырубок в Иркутской области серьезно истощаются ценные лесные породы, особенно хвойные, а лесовосстановление проходит неэффективно либо его нет вообще. «У предприятий лесного комплекса нет финансовых и материально-технических ресурсов и возможности уделять внимание экологическим вопросам», — говорит эксперт.

В одном только Братском районе в сентябре-октябре огнем было охвачено более 800 гектаров леса. По оценкам экспертов Гринпис России, в этом году в Иркутской области пожаров было ничуть не меньше, чем в прошлом году в европейской части России. «Это говорит о том, что принимаемых мер недостаточно либо они неэффективны. Если участки, где лес был вырублен, хоть немного засаживают деревьями, то площади, уничтоженные огнем, не восстанавливают вообще», — подчеркнул Михаил Крейндлин.

Экологические программы, в том числе по лесовосстановлению, сегодня есть только у крупных предприятий. В качестве одного из таких примеров можно привести Группу «Илим». По словам ведущего специалиста по лесному фонду компании Ильи Вервейко, предприятие ежегодно проводит мероприятия по лесовосстановлению на территории около 28 тысяч га (лесозаготовка ведется на аналогичной площади и составляет 7 млн кубометров леса в год). Всего в аренде у компании около 5,3 млн га леса, сертифицированного по международным стандартам FSC. В 2010 году на лесовосстановление компания затратила свыше 80 млн рублей, и ежегодно эти вложения увеличиваются.

В другой компании — ООО «Транс-Сибирская лесная компания», которая также входит в систему добровольной международной сертификации FSC — в этом году лесовосстановление проводилось на площадках в Нижнеилимском и Усть-Кутском районах. По плану на этот год требовалось 250 кг семян, на их закупку ушло более 2,5 млн рублей. По информации пресс-службы ТСЛК, семена сосны приобретали в лесничествах области. Всего было засажено около 300 га. Кроме того, на площади более 100 гектаров провели агрономический уход за молодняком.

Курс на модернизацию

Экологическая программа Группы «Илим» заслуживает отдельного внимания. В настоящее время предприятие реализует в Приангарье крупномасштабный проект «Большой Братск». Он включает модернизацию существующего производства, строительство самой большой в мире линии по выпуску хвойной целлюлозы и достижение объема производства более 1 млн тонн в год. Как рассказала главный эколог Группы «Илим» Галина Христофорова, в числе таких мероприятий предусмотрено строительство цеха локальной очистки стоков на загрязненном коллекторе и цеха химической очистки сточных вод, которые сократят содержание лигнина в стоках и снизят химическое потребление кислорода на сбросе. Планируется построить цех по сгущению осадка очистных сооружений. На выпарных станциях установят новые предвыпариватели, проведут реконструкцию существующих концентраторов и установят новый суперконцентратор со встроенной ректификационной колонной для очистки грязного конденсата из варочно-промывного и выпарного цеха.

Вообще, компания ведет системную работу в сфере экологии и ежегодно реализует программы природоохранных мероприятий. Так, в 2010 году в рамках такой программы проведена модернизация и капитальный ремонт очистных сооружений промышленных стоков, включая сооружения доочистки. «Это позволило снизить сброс талловых продуктов и фенолов, — поясняет Галина Христофорова. — В прошлом году введен в эксплуатацию котел №15 для сжигания древесных отходов и осадка. Он позволяет полностью утилизировать кородревесные отходы и осадок, которые образуются при деятельности филиала. В результате введения котла повысилась паропроизводительность от сжигания кородревесных отходов, снизилось количество покупного тепла и выбросов в атмосферу. Всего на реализацию экологической программы в 2010 году было направлено более 55 млн рублей».

В июле 2011 года в Братском филиале Группы «Илим» провели модернизацию промывного оборудования первого потока варочно-промывного цеха с переводом работы ступени хлорирования отбельного цеха на среднюю концентрацию. Заменили четыре технически изношенных пресса по отжиму варочных щелоков из целлюлозной массы на один новый COMPACT-PRESS производства фирмы GL&V (Швеция). В отбельном цехе было произведено конструктивное изменение верхней части башни хлорирования, что позволило перевести ступень хлорирования на «среднюю концентрацию». В итоге усовершенствована технологическая схема промывки, сокращен расход химикатов, снизится сброс веществ в реку Ангара. На реализацию этого инвестпроекта «Группа Илим» направила в общей сложности более 300 млн рублей.

Отвечать некому

Юрий Логачев считает, что предприятия лесопромышленного комплекса Иркутской области используют самые лучшие очистные сооружения и зачастую общественность преувеличивает негатив, связанный с выбросом сточных вод. Вопреки общепринятому мнению, председатель Союза лесопромышленников и лесоэкспортеров заявляет, что, к примеру, Байкальский целлюлозный бумажный комбинат не наносит большого ущерба озеру Байкал, потому что у предприятия лучшие в России очистные сооружения. «Есть проблемы с выбросом в атмосферу загрязняющих веществ. В этом плане комбинат сегодня не соответствует определенным требованиям», — признал господин Логачев.

Сопредседатель иркутской региональной общественной организации «Байкальская экологическая волна» Марина Рихванова уверена в ином. По ее сведениям, недавно на БЦБК проводились проверки, в результате которых выяснилось, что в сточных водах предприятия выявлено превышение средних концентраций загрязняющих веществ, попадающих в Байкал, в сотни тысяч раз от разрешенного уровня. «Это говорит о том, что очистные сооружения на комбинате не работают вовсе», — заключает эколог.

Эксперты сходятся во мнении, что с тех пор, как в России была ликвидирована система охраны лесов, отвечать за сохранение ресурсов стало некому. «Разрушена единая централизованная система охраны лесов от пожаров, которая была когда-то. Сейчас ее пытаются восстановить в некоторых регионах, в том числе в Иркутской области, — говорит Михаил Крейндлин. — Однако неизвестно, что из этого получится. Поэтому общая картина в области охраны экологии в лесном фонде, к сожалению, складывается печальная».