Добыча дивидендов из недр «Газпрома»

Бюджет хочет еще 72 миллиарда рублей за счет роста НДПИ на газ
Минфин продолжает практику внепланового повышения НДПИ для «Газпрома». На этот раз повышенный на 47% НДПИ будет действовать до конца года, из-за чего «Газпром» дополнительно заплатит 72 млрд руб. Выплаты для компании неприятны: у нее в этом году опять рекордная инвестпрограмма, но по сравнению с повышенными дивидендами схема выгодна «Газпрому» тем, что он не будет платить миноритариям.

«Газпром» дополнительно заплатит в бюджет 72 млрд руб. в этом году из­за незапланированного повышения НДПИ на газ. Как сообщил замглавы Минфина Илья Трунин, правительство решило вновь поднять налог для монополии, поскольку та платит дивиденды менее ожидаемого бюджетом ориентира в 50% чистой прибыли по МСФО. Он упомянул, что, так как у «Газпрома» отдельная ставка НДПИ, рост налога распространится только на эту компанию. В формуле НДПИ сейчас есть коэффициент, который применяется к «Газпрому» как к экспортной монополии и собственнику Единой системы газоснабжения. На 2018 год коэффициент должен был составлять 1,4 (то есть при прочих равных НДПИ у «Газпрома» на 40% больше, чем у других производителей газа), но в результате решения правительства будет повышен до 2,05. Такая поправка в Налоговый кодекс внесена в рамках законопроекта о налоге на дополнительный доход в нефтяной отрасли. В «Газпроме» отказались от комментариев.

«Газпром» заплатит за 2017 год 190 млрд руб. дивидендов (на уровне предыдущего года), что составляет около 27% от чистой прибыли по МСФО. Фактически Минфин, повышая НДПИ, получает от «Газпрома» те же доходы, что и при начислении на дивиденды 50% от прибыли, но в такой схеме «Газпром» не платит дополнительно еще и миноритариям (у государства 50,2% акций, у самого «Газпрома» есть небольшой казначейский пакет). Минфин в той или иной форме применяет такую схему с 2015 года. Особенно ярко это проявилось в прошлом году, когда НДПИ для «Газпрома» в четвертом квартале вырос почти вдвое, принеся бюджету еще 30 млрд руб. Такой подход косвенно бьет как по самому «Газпрому», так и по его СП с иностранными инвесторами, где у «Газпрома» контроль, — Южно­Русскому месторождению (акционеры — OMV и Wintershall) и 1, 4 и 5­-му блокам ачимовских залежей Уренгойского месторождения, и иностранцы уже жаловались на это правительству РФ (см. „Ъ“ от 6 июня).

У «Газпрома» на этот год запланированы рекордная инвестпрограмма в 1,3 трлн руб. и рекордный же объем заимствований в 417 млрд руб. Компании нужны средства для завершения стратегических газопроводов «Северный поток­-2» (Nord Stream 2), «Турецкий поток» и «Сила Сибири». «Конечно, 72 млрд руб. — не настолько большая сумма, чтобы это существенно повлияло на „Газпром“, особенно учитывая, что экспортная цена газа вырастет в этом году как минимум до $250 за тысячу кубометров с $200 в 2017 году,— говорит Дмитрий Маринченко из Fitch.— Вопрос, скорее, в ликвидности: „Газпром“ постепенно расходует свою „подушку“ на инвестиции, к тому же есть потенциальный платеж „Нафтогазу Украины“ на $2,6 млрд (по решению Стокгольмского арбитража.— „Ъ“)».

Судебные споры с «Нафтогазом» могут подпортить «Газпрому» планы по привлечению заимствований. Но у «Газпрома» остается возможность заимствований в РФ и привлечения средств в Европе через менее публичные инструменты — синдицированные и прямые кредиты.

Юрий Барсуков
Фото Андрея Стенина