Диалог бизнеса и власти должен вестись на равных

Налаженные взаимоотношения с хозяйствующими субъектами, механизм частно-государственного партнерства позволяют муниципальным, региональным и федеральным властям решать ряд острых социальных вопросов, выполнять приоритетные федеральные программы, снижать напряженность в обществе. Примеров тому — достаточно. Однако система взаимовыгодной работы бизнеса и власти неидеальна, более того, если в каком-то из действующих механизмов происходит сбой, то ущерб от него терпит лишь бизнес. Именно эта щекотливая тема стала поводом для проведения очередного экспертного совета еженедельника «Аргументы недели».

От кого зависит развитие

Участниками совета в этот раз стали доктор экономических наук, профессор, ведущий экономический эксперт в Приангарье Михаил Винокуров, руководитель Иркутского областного департамента юридической помощи Максим Назин, а также бессменный ведущий «Экспертного совета», известный иркутский журналист Игорь Альтер.

— Когда бизнес и власть плодотворно сотрудничают, то это лучшая ситуация, которую можно представить для развития региона. Это дает мультипликативный эффект в экономике, повышает жизненный уровень населения, — рассуждает Михаил Винокуров. — К сожалению, в последние годы как в стране, так и в отдельных регионах, ситуация начинает складываться таким образом, что власть начинает ставить бизнес в подчиненное положение. Я не говорю, что это повсеместно, но проявляется довольно ярко. Считаю, что это один из главных тормозов экономического развития, на который необходимо обращать внимание.

Доктор экономических наук, профессор, ведущий экономический эксперт в Приангарье Михаил Винокуров

По словам Михаила Винокурова, на примере Приангарья можно привести историю с компанией «Игирма-Тайрику». «Поначалу это совместное российско-японское предприятие считалось лучшим в стране, однако потом, когда в вопросы его развития начали вмешиваться чиновники, компания просто развалилась», — напоминает эксперт.

Этот случай не единственный. Есть пример другого предприятия лесной отрасли — ООО «Госстрой». «Несколько лет назад, пройдя этапы становления, эта компания хорошо зарекомендовала себя и была включена в федеральный реестр приоритетных инвестиционных проектов. Предприятие планировало путем глубокой переработки древесины производить высокотехнологичные строительные материалы, востребованные как на внутреннем, так и на внешнем рынках. Выпуск этой продукции мог бы оказать большое подспорье федеральной программе расселения ветхого жилья, улучшения жилищных условий нуждающихся граждан, особенно в северных территориях Приангарья. Однако все вышло иначе. С одной стороны, наблюдатели видят мощное предприятие с уникальной идеей, с другой — все резко застопорилось по непонятным причинам.

История одной компании

О значимости ООО «Госстрой» заговорили более трех лет назад. В конце января 2014 года на инвестиционном совете при правительстве Иркутской области генеральный директор компании презентовал проект по созданию индустриального парка по производству стройматериалов. Проект предполагалось реализовать на базе действующего завода компании по производству клееного бруса. Планировалось, что в состав парка также войдет предприятие, изготавливающее кирпич, керамические блоки и металлические конструкции. Общий объем инвестиций как собственных средств компании, так и привлеченных, заявлялся в объеме 3,115 млрд руб. Ожидалось, что индустриальный парк будет окончательно построен к 2019 году.

Индустриальный парк по производству стройматериалов и домокомплексов с применением современных технологий ООО «Госстрой» планировал запустить в Иркутском районе, вблизи села Хомутово (19 км от Иркутска) на 62 га земли, принадлежащих компании.

Руководитель Иркутского областного департамента юридической помощи Максим Назин

Общие инвестиции в проект оценивались, повторим — это важно, в 3,115 млрд руб., срок реализации — 2019 год. Компания начала вкладывать средства в строительство индустриального парка в октябре 2013 года. За год с лишним после этого было израсходовано 500 млн руб. В том числе средства были направлены на покупку земельного участка и модернизацию завода по производству клееного бруса и европанелей для каркасных домов. На территории парка также планировалось возведение торгового центра, где будет реализовываться произведенная продукция.

Помимо размещения собственных предприятий, «Госстрой» намеревался привлекать арендаторов к развертыванию собственных производств строительного профиля, для чего решил отвести около 25 га.

«Резиденты получат возможность использовать уже существующие ресурсы компании — теплоисточник, электроэнергию и так далее», — пояснял гендиректор компании на инвестиционном совете. В «Госстрое» надеются, что проект получит поддержку правительства региона в виде налоговых льгот на землю и на имущество. Данный проект оценил министр экономического развития Иркутской области, отметив, что это второй частный индустриальный парк в Иркутской области (первый находится в Ангарске, действует с 2009 года): «Подобные инициативы облегчают инвестиционные возможности и уменьшают разовые вложения, поскольку производство можно организовать не «в чистом поле», а на территории с развитой инфраструктурой», — заметил он.

Эксперты, ознакомившиеся с проектом ООО «Госстрой», высоко оценили его перспективы, заявив, что при поддержке областного правительства проект будет вполне жизнеспособным. В частности, заведующая отделом региональных экономических и социальных проблем Иркутского научного центра СО РАН Наталья Сысоева тогда заявляла, что организация техно- и индустриальных парков — общая тенденция в экономике. «Индустриальный парк в Хомутово может быть успешным: он находится очень близко к Иркутску, там уже развита вся необходимая инфраструктура. Однако сейчас не самое удачное время для крупных инвестиций с экономической точки зрения: никто не хочет вкладывать длинные деньги. Областному правительству нужно поощрять такого крупного инвестора, выдавать налоговые льготы — это хороший способ поддержки», — отмечала она. По ее мнению, в будущем это положительно отразится на налоговой прибыли региона.

Стоит отметить, что год с небольшим спустя после этой презентации, в 2015 году, ООО «Госстрой» вошел в федеральную программу приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов как один из лидеров предприятий сферы ЛПК Иркутской области. Весной этого года компанию исключили из перечня приоритетных инвестпроектов с формулировкой «по причине невыполнения обязательств по реализации проекта».

Нюансы решают все?

Свет на подоплеку исключения ООО «Гострой» из перечня приоритетных инвестпроектов немного проливает Максим Назин. «В свое время действительно на предприятие обратило внимание региональное правительство, понимая, что Приангарье нуждается в современных технологиях переработки древесины, в увеличении объемов этой переработки. Компании был выделен лесосечный фонд, ее включили в перечень приоритетных проектов, начал выстраиваться положительный опыт государственного и частного партнерства в сфере лесопереработки. Однако оказалось, что механизм партнерства строится на очень жестком фундаменте определенных процессуальных сроков, четким выполнением показаний, достижением неких «точек» и так далее, — рассказывает Максим Назин. — Причем нарушение требований было и со стороны органов власти, а не только компании. Однако договариваться, что-то решать, вносить изменения в проекты со стороны чиновников никто не захотел».

Ведущий «Экспертного совета», журналист Игорь Альтер

В итоге, по словам Максима Назина, в регионе складывается интересная ситуация — с одной стороны, есть работающая компания, обладающая сырьевой базой, уникальными технологиями переработки древесины, строительства быстровозводимых удобных домов. С другой — северные территории, в том числе вдоль БАМа, где требуется решение ключевых вопросов закрепления населения, предоставления им жилья. Однако само собой напрашивающееся решение не принимается. «Отсутствие договороспособности между чиновниками и бизнесом приводит к тому, что насущный вопрос в очередной раз откладывается в долгий ящик», — добавляет он.

— Это не единственный случай, подобных в регионе хватает. Институт частно-государственного партнерства не всегда защищает интересы бизнеса в аналогичного рода ситуациях. Ведь в идеале партнерство подразумевает под собой сотрудничество двух и более субъектов с равными юридическими правами, — поясняет Михаил Винокуров. — Но у нас часто бывает такая ситуация, когда чиновники начинают перетягивать «одеяло» на себя, чтобы выступать в партнерстве главной, приоритетной стороной. Однако ведь государство — это власть, которая должна быть выше индивидуальных желаний, потому что перед нею стоят важные стратегические задачи — повышение жизненного уровня населения. Именно ради этого власть и должна мотивировать бизнес к сотрудничеству. А мы начинаем из мелких обид строить политику и стремимся уничтожить неугодных.

По мнению Игоря Альтера, в разбираемой ситуации ничего принципиально нового нет. «Это все из-за того, что одна сторона считает себя более значимой, чем другая. Но это не повод для того, чтобы делать два шага назад и откатываться в решении насущной для всего региона проблемы. Необходимо искать выход из ситуации», — подчеркивает он.

Выход из ситуации — дать бизнесу больше прав

Как считает Максим Назин, правовых рычагов для того, чтобы найти выход, вроде бы более чем достаточно. «Но в любом случае, когда речь идет о затягивании реализации программы, о скрупулезном выполнении неких условий, то компания становится заложником. И когда люди вместо того, чтобы контролировать и совершенствовать производственные процессы, должны заниматься урегулированием правовых споров, то о развитии бизнеса речи не идет. Ведь правовые инструменты требуют колоссального временного ресурса. Чтобы пройти в рамках арбитражного процесса от первой инстанции до кассационной, требуется порядка года, и компания вынуждена весь этот срок находиться в подвешенном состоянии, — рассуждает он. — Что произошло фактически на примере компании «Госстрой»? Сначала правительство поддержало, оценило их бизнес-проект, ходатайствовало о включении в реестр приоритетных проектов. Но сейчас мнение изменилось почему-то, запускаются обратные действия. А ведь ломать — не строить, наработанный и зарекомендовавший опыт надо сохранять и приумножать, заниматься поддержкой бизнеса».

Поддержка государством отрасли ЛПК

С 2015 года в России заработали сразу несколько новых форм государственной поддержки инвестиционных проектов, реализующихся в сфере глубокой переработки древесины. При этом наибольшее число механизмов появилось в числе инструментов с привлечением финансовых ресурсов федерального бюджета. Речь прежде всего о предоставлении субсидий предприятиям…

Подробнее

— Хотелось бы еще раз отметить: у нас хоть и провозглашается равное для сторон государственно-частное партнерство, но оно не является таковым в сегодняшней юридической системе. На стороне государственных органов весь репрессивный аппарат, а предприниматель — один. Он не имеет оперативности в решении бюрократических проволочек, такой инструмент, опять же, в руках государственных органов, — рассуждает Михаил Винокуров. — Отсюда получается, что нужно предпринимателю решить быстро какие-то задачи, а чиновник может по полгода тянуть этот вопрос. Поэтому равного партнерства, даже юридического, пока нет. Когда предприниматель сможет наказать чиновника, в том числе рублем, за затягивание решение, вот это будет равноценным. А сейчас чиновник не чувствует за собой ответственности, что отражается на экономическом положении предпринимателя, мешает решать общую задачу.

По мнению Игоря Альтера, когда бизнес видит такое отношение, у него пропадает желание двигаться вперед, желание оказывать посильный вклад в развитие территории. «Конечно же, это так. Необходимо кардинальное совершенствование всей нашей экономической и юридической системы, чтобы не было ситуаций, когда успешная компания, вместо того чтобы развиваться, решала какие-то правовые вопросы», — добавляет Михаил Винокуров.

— Действительно, у многих компаний в такой системе вообще пропадает желание работать. И это подтверждают наблюдаемые нами тенденции по количеству банкротств, вынужденных закрытий действующих бизнесов разного масштаба. Ситуация может привести к тому, что мы скоро начнем утрачивать структуры, которые работали и вносили реальный вклад в развитие региона, — отмечает Максим Назин. — Сегодня уровень ответственности чиновников за любой свой промах невысок, а вот бизнес страдает в первую очередь своими капиталами. И самое страшное, что в этом бизнесе могут присутствовать как денежные средства частных инвесторов, так и кредитных учреждений. Получается цепочка, касающаяся многих людей и структур. Для того чтобы такие «цепочки» не начали запускаться массово, чиновникам нужно внимательнее относиться к предпринимателям, договариваться о совместном решении трудностей, чтобы достичь общих задач — показать высокие результаты в развитии региона.

Обидно, что подобной ситуацией сейчас уже никого не удивишь. В последние годы бизнес часто сходит с дистанции, еще даже не выйдя на старт. Показателен пример семилетней давности: выступая 4 мая 2011 года в новостной программе «Сейчас» ТК «АИСТ», тогдашний руководитель фракции ЛДПР в ЗС Иркутской области Нина Чекотова сказала, что из-за несовершенства налоговой системы, в условиях повышения социального налога и увеличения цен на электроэнергию и ГСМ в 2010 году в области закрылось 16 тыс. предприятий малого и среднего бизнеса.

Олег Усов