«Черный» лес

Российские чиновники приступили к активной борьбе с нелегальными рубками леса. Введены повышающиеся таможенные пошлины на вывоз из России круглого леса. Устроены показательные выговоры региональным властям. Больше всего упреков досталось Читинской области. По единому мнению госчиновников, именно здесь лесной нелегальный бизнес развит в особенно крупных масштабах. Между тем ситуация, когда объемы официально заготовленной древесины в несколько раз ниже объемов древесины, вывозимой из региона, характерна для Восточной Сибири и Забайкалья. Местные же власти обвиняют дыры в российском законодательстве.

По данным областной администрации, ежегодно в Приангарье незаконно вырубается порядка 4 млн кубометров леса. Теневой оборот экспортных лесоматериалов составляет порядка 10-15 млрд рублей. Фото Евгения Козырева

В середине июля в Барнауле руководитель Федерального агентства лесного хозяйства Валерий Рощупкин подвел первые итоги введения нового Лесного кодекса. Лесной форум Гринписа России уже назвал этот доклад началом «холодной войны» между федеральным центром и регионами на лесном поле. И не случайно. Основная мысль доклада состояла в том, что региональные власти плохо справляются с переданными им лесными полномочиями. Среди основных обвинений в адрес региональных властей Валерий Рощупкин назвал недостаточную подготовленность к пожароопасному сезону, неорганизованность работы по ведению государственного лесного реестра, недостоверность порядка 40% отчетов субъектов РФ о расходовании лесных субвенций и многие другие. Особое внимание глава Рослесхоза обратил и на недостаточную работу субъектов РФ в области контроля лесозаготовок. «В декабре 2006 года органам управления лесным хозяйством субъектов РФ переданы материалы мониторинга по незаконной заготовке древесины. Из общего объема начисленных санкций (1,8 млрд руб.) по состоянию на 1 июля предъявлено нарушителям лишь 7,5% санкций», — подчеркнул глава федерального агентства лесного хозяйства. Среди «особо отличившихся» регионов Рощупкин назвал и Читинскую и Иркутскую области.

Читинская область попадает в поле зрения федеральных чиновников уже не в первый раз. Только в этом году по итогам межведомственного совещания по проблемам вырубки леса (прошло в Чите 19 мая. — «ВФ») Юрий Трутнев назвал лесозаготовку в Читинской области абсолютно криминализированным бизнесом. По его словам, лес в Забайкалье вырубают целыми деревнями, грузят на железнодорожных тупиках, а потом отправляют в КНР. «Появилась новая форма работы — так называемые пункты скупки леса, при этом без малейших документов, без налоговой отчетности, в таких условиях, когда точно не поймешь, кто хозяин», — отметил глава МПР.

Свое негативное отношение в адрес Читинской области высказал не так давно и генеральный прокурор России Юрий Чайка. В ходе совещания органов прокуратуры Сибирского федерального округа (СФО) в Томске он подчеркнул, что считает меры прокурорского воздействия в СФО в вопросах нелегальной заготовки и контрабанды леса не всегда своевременными и адекватными. «Это наглядно видно в Читинской области, где положение с нелегальной заготовкой лесоматериалов катастрофическое», — заявил господин Чайка. Здесь, по его данным, почти в два раза увеличился объем заготовленной древесины по сравнению с аналогичным периодом 2006 года, а «сумма ущерба возросла до 250 млн рублей». Генпрокурор также отметил, что совместные проверки контролирующих органов в сфере лесозаготовки не проводились в этом регионе с 2005 года. Милиция, по его словам, там не располагает сведениями о местах отгрузки леса и путях его транспортировки, а таможня в упрощенном порядке оформляет почти 94% всего вывозимого лесоматериала.

Между тем и в Иркутской области, которую не раз представляли в качестве положительного примера для той же Читы, проблемы лесной отрасли также не решены. По данным областной администрации, ежегодно в Приангарье незаконно вырубается порядка 4 млн кубометров леса. При этом «черные лесорубы» забирают только часть древесины, не имеющей сучков и других недостатков, остальное же, как правило, до 70% — просто бросают в лесу. Теневой оборот экспортных лесоматериалов составляет порядка 10-15 млрд рублей. Только за первый квартал 2007 года, сообщил на совещании в администрации области директор департамента лесного комплекса и водных ресурсов Приангарья Василий Садлий, число преступлений в лесной отрасли превысило показатель аналогичного периода прошлого года более чем на 33% (за первые три месяца 2007 года в Приангарье было выявлено 351 преступление). Сумма материального ущерба по оконченным уголовным делам в сфере ЛПК также возросла — с 31 млн рублей в прошлом году до 72 млн рублей в этом. На 46% больше преступлений выявило в 2007 году и управление по налоговым преступлениям по линии ЛПК. Правда, как рассказал заместитель губернатора Иркутской области по лесному хозяйству Виктор Долгов, результат от создания осенью 2006 года лесных терминалов, а потом и организации работы Байкальской лесной товарной биржи все-таки есть. Ожидается, что уже в этом году экспорт незаконно заготовленной древесины в регионе сократится на 500 тыс. кубометров, а к концу 2008 года — еще на 1 млн кубометров.

С 2007 года в соответствии с новым Лесным кодексом полномочия по управлению лесным хозяйством в России были переданы на уровень регионов. За федеральными властями остались только обязанности по дистанционному мониторингу лесов, их государственному учету и инвентаризации, а также контроль за эффективным расходованием средств, направленных на ведение лесного хозяйства. Однако вопрос нелегальной заготовки древесины без помощи федерации не решить, отметил президент Союза лесопромышленников и лесоэкспортеров Иркутской области Юрий Логачев. Только повышенных таможенных пошлин на вывоз из России круглого леса недостаточно. По мнению участников иркутского лесного рынка, необходим комплекс мер: решение проблемы лесных поселков, для жителей которых вырубка леса — единственный источник существования, привлечение инвесторов для организации перерабатывающих производств на территории Приангарья, а также обязательное ужесточение наказания за незаконную вырубку леса.

Так, по мнению заместителя начальника милиции общественной безопасности Сергея Богодухова, гуманность уголовного законодательства не отвечает реалиям сегодняшнего дня. Как сообщили в пресс-службе областного управления ГУВД, максимум, что может получить сегодня осужденный по статье 260 УК («Незаконная порубка деревьев и кустарников»), — лишение свободы на срок до трех лет. К сожалению, даже самые матерые «черные лесорубы» не получают и половины срока. Обычно итог подобных дел в суде — условный срок. Ярким примером может служить приговор, вынесенный в марте 2003 года Черемховским районным судом в отношении лесничего Черемховского лесхоза, приговоренного за незаконную порубку деревьев к двум годам лишения свободы условно, с испытательным сроком на один год. В 2004 году этим же судом за аналогичное преступление тот же мужчина был осужден уже на три года, опять же условно. Вскоре нарушитель снова попал в поле зрения правоохранительных органов, однако до сих пор находится на свободе. И если в 2003-м ущерб от незаконных действий вышеуказанного гражданина составил 75 тыс. рублей, то в настоящее время — более 7 млн. Одна из причин такого положения дел — принадлежность статьи 260 Уголовного кодекса к главе «Экологические преступления».

— Сейчас в Госдуме обсуждаются дополнения и поправки в Уголовный кодекс РФ, необходимые для ужесточения наказания за преступления в лесной отрасли. Если такие поправки будут приняты, то отслеживать и устранять нарушения в лесном комплексе будет намного проще, — подчеркнул Юрий Логачев.