Человек-оркестр

День российского предпринимательства отмечается в стране 26 мая. Сам президент Владимир Путин неоднократно заявлял, что поддержка и развитие частного бизнеса — это одна из ключевых задач правительства. Об этом же неоднократно заявляли чиновники различных мастей. Но на деле дальше громких заявлений дело не идет.

Фото Евгения Козырева

Громкие слова

«Государство, все уровни власти должны сделать все возможное, чтобы занятие бизнесом стало привлекательным, доступным и престижным, чтобы создавались равные условия для всех предпринимателей, чтобы правила и законы были стабильными и понятными. В бизнесе должна быть обеспечена честная и открытая конкуренция, чтобы никто не мешал работать, не лез с «крышеванием», не вымогал взяток, поборов, не предлагал так называемые «навязанные услуги», — заявил Владимир Путин на заседании Госсовета в апреле. Казалось бы, после этих слов бизнес должен был возрадоваться: и на их улице вскоре наступит праздник процветания и благоденствия! Но на самом деле подобные речи господин Путин произносит довольно часто, однако дальше слов дело не идет. Вероятно, что нечто подобное прозвучит и в честь Дня российского предпринимательства, который отмечается в стране 26 мая. При этом сейчас в России предпринимательством занимается всего 18 млн человек, и в ближайшие годы правительство страны надеется увеличить эту цифру. Как — не объясняется.

Себя занял — других занял

Декларации на тему «малый бизнес — наше все» регулярно выдают руководители разных рангов. При этом предпринимательская деятельность действительно важна для страны: открыв свой магазинчик или кафе, люди в первую очередь обеспечивают работой себя, а в качестве бонуса для страны дают работу еще нескольким людям. Самозанятость намного важнее даже тех отчислений, которые предприниматели ежеквартально платят в налоговые органы, фонд оплаты труда и другие различные структуры. Даже если бизнесмен работает «в черную» и не платит налоги в полной мере, его закрывшийся магазинчик лишит заработной платы как минимум двух-трех человек, а для государства это намного хуже, чем недополучение налогов. Ведь в таком случае страна получает иждивенцев, которые сидят у нее на шее и проедают пособие по безработице.

Самыми серьезными преградами для бизнеса предприниматели по-прежнему считают огромные налоговые поборы, административную нагрузку и недоступность кредитных ресурсов для развития.

А эта самозанятость обходится предпринимателям ох как недешево. Светлана, собеседник АН, уже 18 лет занимается своим делом: вместе с супругом они содержат небольшой сельский магазин, где трудоустроено семь человек. За год предприниматель сдает несколько десятков отчетов. Ежеквартально нужно сдавать документы в Фонд социального страхования (ФСС), Пенсионный фонд РФ, в налоговую службу по единому налогу на вмененный доход, объемные и трудозатратные в подготовке декларации по розничной продаже алкоголя и розничной продаже пива. Раз в год сдаются отчет по среднесписочной численности работников, бухгалтерская отчетность и 2-НДФЛ. И мало того, что эти документы нужно готовить, за это все еще нужно платить! «В ФСС я плачу два налога — 0,2 и 2,9% от заработной платы, в Пенсионный фонд — 22%, 2-НДФЛ — 13%. Если суммировать все цифры, то налоги составляют более 40% от заработанных средств. И это без учета коммунальных платежей, средств на содержание бизнеса, ежедневных текущих расходов, заработной платы сотрудников», — перечисляет женщина. При этом работы у частного предпринимателя очень много. По словам Светланы, бизнесмен сегодня — и чтец, и жнец, и на дуде игрец. Человек-оркестр. Многостаночник. Универсал. Как ни назови, суть от этого не поменяется: «На предприятии я официально числюсь генеральным директором и бухгалтером. Кроме этого, выполняю функции товароведа. У мужа обязанностей еще больше. Он исполнительный директор, но работает еще и грузчиком, и водителем, и экспедитором. А когда требуется, перевоплощается в электрика и сантехника. При таких налоговых ставках нанимать людей дополнительно возможности нет, иначе заработки станут нулевыми», — рассказывает женщина. Самыми серьезными преградами для бизнеса она считает огромные налоговые поборы, административную нагрузку и недоступность кредитных ресурсов для развития.

В кризис «выплывут» не все

Предприниматели Приангарья уверены, что общая административная нагрузка на бизнес в последний год выросла — в рамках опроса, проведенного уполномоченным по делам предпринимателей Иркутской области по итогам 2014 года, об этом заявили 55,6% опрошенных. Среди респондентов 33,3% не видят разницы между условиями работы в 2013 и 2014 годах — по их мнению, ситуация не изменилась. Какие-то послабления увидели лишь 6,7% опрошенных. При этом, отмечает бизнес-омбудсмен Алексей Москаленко, больше всего ухудшением ситуации недовольны представители малого и среднего бизнеса, тогда как большая часть индивидуальных предпринимателей считают, что ситуация не изменилась.

Данные оценки в косвенной степени могут служить подтверждением того факта, что условия развития индивидуального предпринимательства в последние годы более благоприятны, чем других форм бизнеса. Но это только догадки: на самом деле сравнивать плохое и очень плохое довольно трудно. Самым обременительным видом регулирования бизнес считает налоговое, что неудивительно. Инвестиционный климат для сегмента МСБ бизнес также считает неблагоприятным.

Поддержка, налоговые послабления и комплексные программы развития особенно нужны частному бизнесу сейчас, когда на дворе — кризис. Именно весной многие предприятия намертво «встали», так как после сытого прошлого года с внезапным началом экономической нестабильности не успели оплатить ряд налогов. Теперь любые поступления на счет тут же забираются по инкассовому поручению, и сами компании денег не видят. Договориться с налоговыми органами об отсрочке в этом случае невозможно – после предоставления огромного пакета документов практически все получают вежливый отказ и, фактически, замораживание счета. Как-то справиться с ситуацией через банковское кредитование тоже не выходит: банк выдает кредит предприятию, если на счете положительный баланс. И это уже не говоря о том, что проценты по кредитам бизнесу сегодня откровенно грабительские.

Во время кризиса 2008 года бизнесмены горько шутили: «Сейчас самое популярное название кафе и магазина — сдается». И это было правдой: магазинчики и бары закрывались, съезжали, не выдерживали конкурентной борьбы в сложных экономических условиях. Есть ощущение, что уже бородатая шутка скоро вновь станет популярной. На это прямо указывает и статистика последних лет. По данным Алексея Москаленко, в 2011 году количество субъектов предпринимательской деятельности в Иркутской области составляло 121 612, в 2012 — 120 371, в 2013 — 110 983. В 2014 году наблюдалось небольшое увеличение — число частных предприятий выросло до 113 180. Но в 2015 году эта тенденция продолжения не увидит: по оценкам экспертов, этот кризис не смогут пережить многие компании, а реальные меры поддержки, которые помогли бы им остаться на плаву, в стране не применяются.