«Будущий мировой рынок модульной атомной энергетики малой мощности формируется сегодня»

Нынешней осенью компания «АКМЭ-инжиниринг» утверждена официальным исполнителем проекта СВБР-100, в соответствии с последней редакцией федеральной целевой программы «Ядерные энерготехнологии нового поколения на период 2010-2015 годов и на перспективу до 2020 года». Напомним, СВБР-100 — проект модульных атомных станций малой мощности, работающих на созданных для советского атомного подводного флота ядерных реакторах и адаптированных для нужд гражданской энергетики. О формировании нового мирового рынка ядерных реакторов малой мощности, перспективах российского проекта и особенностях паритетной государственно-частной формы собственности в интервью Special Review «Высокие технологии» рассказывает генеральный директор «АКМЭ-инжиниринг» Владимир Петроченко.

Генеральный директор «АКМЭ-инжиниринг» Владимир Петроченко: «Сегодня формируется будущий мировой рынок модульной атомной энергетики малой мощности».

Special Review: Владимир Викторович, в чем предпосылки появления проекта на базе реактора малой мощности? Экономически более оправданной традиционно считается генерация большой единичной мощности, и на этом фоне заявленные 100 электрических мегаватт реактора СВБР-100 выглядят достаточно скромно…

Владимир Петроченко: Специфика отрасли и рынка такова, что ставить только мощность во главу угла не совсем корректно. В первую очередь мы реализуем проект создания новой технологии. Физические свойства СВБР — свинцово-висмутового быстрого реактора — соответствуют новейшим по уровню безопасности реакторам четвертого поколения. Основа и одновременно отличительная черта реализуемой технологии — свинцово-висмутовый жидкометаллический теплоноситель. Его инертность к воздуху и воде, а также высокая температура кипения теплоотводящего сплава служат залогом естественной безопасности и самозащищенности реактора. Если упростить, то эта технология не имеет высокого излишнего запаса потенциала энергии. Негативные ситуации типа Чернобыля и Фукусимы эта технология исключает.

Вместе с этим мощность 100 МВт позволяет создавать проекты АЭС по модульному принципу практически любой мощности. Для нас и потенциальных заказчиков это означает большую гибкость. В совокупности с длительной топливной кампанией — до 7-8 лет — сама собой напрашивается аналогия с безопасным «ядерным генератором», способным при наличии дополнительного оборудования, помимо электроэнергии, вырабатывать теплоэнергию, выдавать промышленный пар и опреснять морскую воду. Представьте себе регион, где нет железных дорог, нет газо- и нефтепроводов, то есть нет физической возможности перемещать большие объемы органического топлива; нет развитых электрических сетей. Но есть потребность в энергии. Таких регионов немало как на территории России, так и за рубежом.

SR: Вы подчеркиваете коммерческое назначение СВБР-100. Существуют ли потенциальные заказчики?

В.П.: Сегодня формируется будущий мировой рынок модульной атомной энергетики малой мощности. Свои проекты разрабатывают Аргентина, Бразилия, Индия, Канада, Китай, США, Франция, Южная Корея, Япония. И, разумеется, наш российский проект. Согласно аналитическим прогнозам, мировая доля реакторов малой и средней мощности к 2030 году может составить 35 ГВт. И здесь мы, проект СВБР-100, можем претендовать на 15% этого объема. Заказчики, безусловно, есть. Но поскольку мы говорим о формирующемся рынке, то отдаем себе отчет, что эффективным продавцом станет в первую очередь тот, кто сможет продемонстрировать реально действующий прототип.

Учитывая существующий ажиотаж, мы ставим перед собой задачу запустить пилотный энергоблок с реактором СВБР-100 к 2019 году. На сегодняшний день уже проведены изыскания и арендована земля под строительство опытно-промышленного энергоблока в Димитровграде Ульяновской области. Продолжаются научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы.

SR: Насколько продвинулись конкуренты в реализации проектов реакторов малой мощности?

В.П.: По нашим оценкам при выполнении намеченного директивного графика реализации проекта и запуске пилота в 2019 году, у СВБР-100 есть все шансы стать первым в мире действующим прототипом. Со всеми вытекающими конкурентными преимуществами.

Наша фора в том, что свинцово-висмутовая технология уже зарекомендовала себя на советском подводном флоте и на опытных стендах. Я не могу сказать, что адаптировать существовавшую лодочную технологию для эксплуатации на земле просто. Тем не менее проверенные опытом эксплуатации технические решения непосредственно реактора, его теплоносителя хорошо изучены российскими физиками, знакомы регулирующим органам.

SR: Включение проекта в ФЦП подразумевает, что в процессе его реализации «АКМЭ-инжиниринг» не будет сталкиваться с законодательными трудностями, отсутствием подзаконных актов и прочими административными барьерами?

В.П.: Включение проекта в федеральную целевую программу означает ровно два положения: во-первых, тем самым проект признается стратегически важным для государства, во-вторых, программа закрепляет решение правительства о районе размещения опытно-промышленного энергоблока. В нашем случае это площадка размером 15 га в Димитровграде. Это два принципиальных момента, и только. Во всем остальном ни о каких поблажках при сооружении объекта эксплуатации атомной энергии не может быть и речи.

SR: В процессе создания и реализации проекта применяется только отечественный опыт?

В.П.: Да, такова историческая специфика отечественной атомной промышленности. Тем не менее современные рыночные условия позволяют нам искать партнеров за рубежом. В частности, мы уже провели тендер на сооружение турбины для пилотного энергоблока, и этот конкурс выиграло предложение от украинского «Турбоатома». Мы также заключили меморандумы о сотрудничестве с чешскими машиностроителями, которые выразили готовность активно участвовать в конкурентных процедурах в рамках реализации проекта.

Другими словами, мы пользуемся существующими рыночными механизмами для поиска наиболее эффективных решений и партнеров. Что не отменяет возможность проекта быть реализованным силами российских машиностроительных предприятий при соответствующих конкурентоспособных предложениях.

SR: Какое участие в реализации проекта принимает ОАО «Иркутскэнерго»?

В.П.: История проекта начинается 30 сентября 2008 года, когда был подписан протокол о государственно-частном партнерстве для создания базовой технологии реакторных установок со свинцово-висмутовым теплоносителем гражданского назначения. Свои подписи под документом поставили Сергей Владиленович Кириенко (генеральный директор ГК «Росатом» — SR) и Олег Владимирович Дерипаска (генеральный директор En+ Group — SR). Этим партнерством и стала образованная в 2009 году компания «АКМЭ-инжиниринг». Уже на первоначальном этапе стороны договорились о паритетном участии в проекте — 50 на 50.

Сегодня пакет частного инвестора контролирует «Иркутскэнерго» — компания с несколькими видами генерации. И стратегия развития компании основана на диверсификации бизнеса. Именно с этой точки зрения мы и получили сам посыл на реализацию проекта СВБР-100. Что касается непосредственного участия каждого из акционеров в проекте, то оно соответствует взятым ими на себя обязательствам в соответствии с упомянутым протоколом о партнерстве и соглашением акционеров. В частности, «Росатом» предоставил права использования охраняемых результатов интеллектуальной собственности — ранее созданных патентов.

Основные вехи проекта

 

Период Процесс
2010-2014 гг. Проведение НИОКР и проектных работ по реакторной установке и энергоблоку ОПЭБ
2013-2014 гг. Выделение и оформление земельных участков под строительство опытно-промышленного энергоблока (ОПЭБ) в г. Димитровград Ульяновской области
2015-2017 гг. Сооружение ОПЭБ, поставка, монтаж и наладка оборудования
2018 г. Физический и энергетический пуск ОПЭБ
2019-2020 гг. Начало серийного выпуска и поставок оборудования, строительства малых АЭС

SR: Может, об этом говорить еще рано, но после предполагаемого серийного выпуска и поставок оборудования, строительства малых АЭС, как и кем они будут управляться? Останутся ли под контролем государства как объекты повышенной опасности либо же возможно частное владение ими?

В.П.: Работа любой атомной станции всегда контролируется надзорными государственными органами. Это международное правило, закрепленное в соответствующих конвенциях и обусловленное вопросами нераспространения и контроля использования и хранения ядерных материалов. Другое дело, что в мире распространена практика, когда атомные станции находятся в частном владении. Но даже в этих случаях контроль за ядерной безопасностью закреплен за государством.

Если же говорить об эксплуатации АЭС с СВБР-100, то наша стратегия развития предполагает три различные контрактные схемы: первая — так называемая ВОО — Build-Own-Operate или «Строю-Владею-Эксплуатирую». На таких условиях в настоящее время «Росатом» возводит АЭС «Аккую» в Турции. В этом случае «АКМЭ-инжиниринг», как исполнитель и владелец контракта, будет являться и эксплуатирующей организацией, и владельцем АЭС вплоть до самого вывода станции из эксплуатации.

По второму сценарию мы можем ограничиться поставкой оборудования ядерного острова для строительства станции. В таком случае вопросы, связанные с проектированием, сооружением и эксплуатацией, будут в компетенции сторонних организаций по выбору заказчика.

Третий вариант контракта предусматривает организацию процесса сооружения атомной станции. Но управлять станцией, то есть быть эксплуатирующей организацией, как и в предыдущем варианте, будет представитель заказчика.

SR: Где и как будет набираться или обучаться персонал для обслуживания станций на базе СВБР-100? Достаточно ли для этого существующих квалифицированных специалистов?

В.П.: Все вопросы, связанные с подготовкой персонала для станций на базе СВБР-100, будут решаться в соответствии с традиционными международными правилами. А это опережающий набор, обучение и аттестация специалистов, создание учебного центра и полномасштабного тренажера энергоблока. Ответственность за подготовку персонала находится в сфере компетенций эксплуатирующей ядерную установку организации.

В контексте

О правовом статусе ОАО «АКМЭ-инжиниринг«
К 2013 году компания «АКМЭ-инжиниринг» получила статус эксплуатирующей организации, провела общественные слушания по вопросу размещения пилотного энергоблока с реактором СВБР-100 в Димитровграде, прошла сертификацию системы менеджмента качества компании, получила положительное санитарно-эпидемиологическое заключение Федерального медико-биологического агентства России и свидетельство СРО о допуске к отдельным видам работ, которые оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства пилотного энергоблока; получила лицензию на осуществление работ, связанных с использованием сведений, составляющих государственную тайну, а также лицензию на сооружение блоков атомной станции в части выполнения работ и оказания услуг эксплуатирующей организации при строительстве АС.
Также к настоящему времени компания «АКМЭ-инжиниринг» включена в перечень организаций, имеющих право владеть ядерными материалами и ядерными установками, а сам проект СВБР-100 реализуется в форме государственно-частного партнерства и включен федеральную целевую программу «Ядерные энерготехнологии нового поколения на период 2010-2015 годов и перспективу до 2020 года», он также входит в число проектов Совета при президенте Российской Федерации по модернизации экономики и инновационному развитию России.