Будет ли в Иркутске православное кладбище…

Почему частные заборы стали на его пути?
В Иркутске в публичную плоскость выводится новое обсуждение, которое может стать столь же резонансным, как и прошедшие ранее дискуссии о необходимости переименования улиц. Речь идет о появлении в городе православного вероисповедального кладбища. О насущной потребности в обустройстве такого места представители Иркутской епархии, православной общественности и неравнодушные горожане говорят на протяжении последних шести лет. О том, в какой точке своего долгого пути находятся инициаторы идеи, какие препятствия им могут встретиться при реализации задуманного, речь накануне шла в редакции еженедельника «АН».

Участие в Экспертном совете принимали (слева направо) депутат думы Иркутска, председатель комиссии по собственности и земельным отношениям Александр Панько, руководитель Федерального департамента юридической помощи Максим Назин, настоятель Князе-Владимирского храма Иркутска, протоирей Алексей Середин, журналист Игорь Альтер

На площадке «Аргументов недели» состоялся очередной Экспертный совет, участниками которого стали настоятель Князе-Владимирского храма Иркутска, протоирей Алексей Середин, депутат думы Иркутска, председатель комиссии по собственности и земельным отношениям Александр Панько, руководитель комитета по управлению муниципальным имуществом администрации Иркутска Екатерина Козулина, руководитель Федерального департамента юридической помощи Максим Назин, руководитель МУП «Ритуал» Иван Слепцов. В обсуждении активное участие приняли также иркутские общественники, модератором мероприятия стал бессменный ведущий Экспертного совета, журналист Игорь Альтер.

Игорь Альтер рассказал собравшимся, что тему необходимости создания в Иркутске православного вероисповедального кладбища уже поднимали в медийном пространстве — с помощью теле— и радиовыступлений, теперь дошла очередь и до печатных СМИ. «Целью нашего мероприятия не является вопрос выделения какого-то определенного участка под новое кладбище. Наша задача — запустить процесс общественных обсуждений, чтобы ни у кого не было сомнений в том, что кто-то исподтишка пытается решать частные вопросы. Итог этих прений должен дать ответы на вопросы, быть ли православному кладбищу в Иркутске, где оно должно расположиться и каким образом будет обустроено», — добавил в свою очередь Максим Назин.

Точка зрения
Настоятель Князе-Владимирского храма Иркутска, протоирей Алексей Середи

Мы знаем, что в прежние времена не было такого понятия, как вероисповедальное кладбище. Общины, существовавшие при храмах, занимались организацией и проведением похорон. В стране на сегодняшний день осталось немного таких примеров…

Подробнее

Доводы „за”

Настоятель Князе-Владимирского храма Иркутска, протоирей Алексей Середин рассказывает, что инициативу, связанную с появлением вероисповедального кладбища, поддерживают многие жители Иркутска. «Только на первом этапе, когда нам необходимо было запустить процесс, мы собрали всего лишь за 10 дней более 4,5 тысяч подписей. После этого процесс сбора остановили, так как этого количества вполне достаточно для начала диалога с обществом и властью, — отмечает он. — Мы видим, что нашу идею люди разделяют, у горожан есть понимание в необходимости таких мест захоронения. Ведь в городе действительно есть проблемы с кладбищами, местами под них. Кроме того, представители различных конфессий — иудеи, мусульмане — уже имеют участки на действующих кладбищах для захоронений. Православная община в этом смысле обделена».

Идеальное место под возможное обустройство православного кладбища (для этого подойдут далеко не все участки городских земель — АН), по мнению инициаторов идеи, находится на окраине действующего Радищевского кладбища. К нему примыкает участок земли, на котором когда-то находились захоронения японских военнопленных. Несколько лет назад по инициативе Японии останки военнопленных были эксгумированы и вывезены на родину. При этом участок находится в зоне доступности личного и общественного транспорта, на нем растут деревья. Единственный нюанс — к участку примыкает не только Радищевское кладбище, но и территории садоводческих товариществ.

Впрочем, подобное соседство, по мнению Алексея Середина, необязательно должно быть неудобным. «В основе идеи появления православного вероисповедального кладбища лежит желание обустроить в Иркутске новое культурное, духовное пространство. То есть участок будет не просто местом захоронений, а своеобразным религиозным центром, где появится храм, мемориальная парковая зона, — рассказывает он о воплощении инициативы. — Православное кладбище, в отличие от существующих в нашем городе мест захоронений, не предполагает вырубку леса, бездумное обустройство. Идея заключается в создании ухоженного места, куда человек может прийти, помолиться за усопших родственников, принять участие в богослужении. Наша цель — не навредить ни существующему лесу, ни инфраструктуре, а только улучшить их».

Руководитель МУП «Ритуал» Иван Слепцов.

По его словам, проект будущего кладбища, после его разработки, должен быть представлен общественности для максимально широкого обсуждения.

Руководитель МУП «Ритуал» Иван Слепцов горячо поддерживает идею появления православного кладбища в Иркутске. «Хочу напомнить, что в не столь далекие исторические времена все вопросы, связанные с погребением людей, возлагались на плечи религиозных общин. Нынешняя ситуация, когда муниципалитет занимается организацией кладбищ и уходом за ними — это перекос и пережиток процессов по борьбе с религией. Государство когда-то забрало себе эти функции, была придумана процедура гражданской панихиды, так все остается и поныне, — проводит он исторический экскурс. — И ситуация не развивается в лучшую сторону. Многим иркутянам, в том числе и мне, стыдно за то, какие у нас кладбища. Но у муниципалитета не хватает полномочий, нет отдельного федерального закона, который бы в полной мере регулировал все вопросы, связанные с обустройством и функционированием кладбищ. Практически все места для захоронений, которые есть в Иркутске, появлялись следующим образом — выделялся земельный участок, а дальнейшее обустройство велось лишь так называемым хозяйственным способом, без всякого плана, проекта и так далее. Поэтому мы наблюдаем то, что у нас есть».

По мнению руководителя МУП «Ритуал», правильный путь строительства кладбищ — возведение по генеральному плану, с обязательным зонированием. Именно при таком подходе можно изначально содержать места захоронений в порядке, как это сейчас можно видеть в Ангарске или в Братске.

В этих городах кладбища расположены посреди сосновых лесов, проложены асфальтированные дорожки, территория огорожена, на ней легко поддерживать чистоту.

«Но мы сегодня ведем разговор не только о том, как правильно обустраивать кладбища. Речь о том, что лучше, чем религиозная община, никто не сможет организовать достойные места погребения и уход за ними, — подчеркивает он. — К тому же у многих вызывает негатив существующий порядок похорон с ритуальными залами, работающими по принципу конвейера. А ведь похороны — это вопрос тонкий, можно сказать интимный. И если он превращается в подобие фабрики, то о чем можно говорить? Несмотря на то, что все кладбища у нас муниципальные, город занимается их уборкой и содержанием, по большому счету хозяина у них нет. Таким хозяином может стать общественная организация, а именно церковная община, религиозная конфессия, которая в состоянии объединить людей благой идеей».

Официальная позиция
Руководитель комитета по управлению муниципальным имуществом администрации Иркутска Екатерина Козулина

Для того чтобы развеять возможные сомнения, считаю необходимым подчеркнуть: все обсуждения темы появления вероисповедального православного кладбища в Иркутске пока носят характер сценариев. Что же касается использования предполагаемого участка, в составе которого находится так называемое «японское кладбище»…

Подробнее

Предполагаемый участок на месте захоронений японских военнопленных Ивану Слепцову тоже кажется логичным для обустройства вероисповедального кладбища. «В соответствии с земельным кодексом, если на участке когда бы то ни было проводились захоронения, то он непригоден для использования в ином статусе. Включение этой территории в состав городских лесов, на мой взгляд, было ошибочным, — приводит он свои доводы. — Но, в случае обустройства там нового некрополя, думаю, что инициаторы обязательно проведут компенсационное озеленение».

Доводы „против”

Часть городской общественности, успевшая ознакомиться с инициативой, выступает против нее. Причем люди готовы противодействовать весьма активно. На это у них имеются свои резоны. Известная в Иркутске общественница Любовь Аликина входит в рабочую группу по внесению изменений в генплан города, а потому имеет доступ к самым разным документам. Она выяснила, что на существующей кадастровой карте города так называемое «японское кладбище» уже находится в составе сформированного участка общим размером около 50 гектаров.

По ее предположению, именно столько земли может быть отдано под обустройство нового кладбища. При этом активистку не успокаивают доводы руководителя комитета по управлению муниципальным имуществом администрации Иркутска Екатерины Козулиной о том, что территория входит в состав городских лесов и не может быть выделена для чего-либо другого.

«У меня большой опыт в аналогичных историях. Присвоение участку кадастрового номера уже вызывает беспокойство. Судя по тому, как у нас проходит лесная амнистия и другие процессы, кадастровый номер — это первый этап на пути к дальнейшей продаже участка, передачи в аренду и так далее. У меня есть пример в микрорайоне Лесном, когда территории городских лесов были отданы якобы для целей благоустройства, но в результате попали в частные руки, — рассказывает она. — По этому поводу я писала во все инстанции, а прокуратура даже проводила проверку».

Общественница считает, что предполагаемый для обустройства православного кладбища участок является неудачным выбором. Поблизости находится микрорайон Лесной, от окраин Радищевского кладбища он отделен неширокой полосой городских лесов и территориями нескольких садоводств. «Считаю, что нам не нужно сокращать наши зеленые буферные зоны, а для православного кладбища найти другое место. К примеру, такое есть по Плишкинскому тракту, где черные лесорубы уже «расчистили» площадку площадью в 120 гектаров. Давайте рассмотрим эту площадку», — делает она встречное предложение.

Ее позицию поддерживает и жительница одного из садоводств Татьяна Ермакова. «Японское кладбище» находится буквально через дорогу от забора моего дома. У меня там скважина глубиной 96 метров — какую воду буду пить я и мои дети, если поблизости начнут производить свежие захоронения? — задается она вопросом. — Кроме меня возле этого участка живет еще десяток человек. Они тоже будут против такого соседства. Вопрос появления православного кладбища в Иркутске обсуждать важно, я согласна с тем, что такое место нам необходимо, но не напротив моего забора».

Давайте общаться конструктивно

На этом месте общение сторонников и противников появления православного кладбища во время проведения Экспертного совета грозило перерасти в громкую перепалку. Однако депутат думы Иркутска, председатель комиссии по собственности и земельным отношениям Александр Панько вовремя перевел беседу в конструктивное русло. Он напомнил, что на протяжении 11 лет находится в составе комиссии и подчеркнул, что такой актуальный вопрос депутатами еще ни разу не рассматривался.

«Может быть, инициативная группа не увидела в городской думе тех людей, кто их поддержит. Хотя мы именно в рамках своей комиссии находим взаимодействие между администрацией и жителями в самых спорных вопросах, стараемся прийти к компромиссу, чтобы и люди были довольны, и законы не нарушены, — отметил он. — Для меня, как для председателя комиссии, этот вопрос нов, мое мнение — необходимо его формализовать, начать обсуждение не только с привлечением общественности, но и экспертного сообщества. Площадка городской думы подходит для этого лучшим образом».

Руководитель Федерального департамента юридической помощи Максим Назин.

По его словам, неформальное обсуждение инициативы не несет за собой юридического, официального решения. «Хочу, чтобы мы перешли именно в эту плоскость, — призвал депутат. — Мое личное мнение — посыл Иркутской епархии правильный, потому что возрождать духовность необходимо. А вот что касается самого места расположения кладбища, то это и должно стать предметом профессионального рассмотрения. Но, в любом случае, вопросам городского масштаба мы не должны противопоставлять лишь личные заборы».

За проведение обстоятельного разговора выступает и Максим Назин. «Вопрос, связанный с поиском земельного участка, был поднят шесть лет назад с благословения Иркутской епархии. Я участвовал в этом процессе на первом этапе, помогая изучать нормативно-правовые аспекты на выделение земельного участка и возможности осуществления на нем данной деятельности, — говорит он. — Мы не должны забывать, что необходимость и важность совершения данной процедуры сегодня в первую очередь обусловлена 4,5 тысячами подписей жителей Иркутска. Да, вопрос утверждения конкретной территории самый сложный. Любой житель Иркутска поддержит появление православного кладбища, но большинство также скажет: «Только не рядом с моим домом». Это ключевой элемент дискуссии, потому что интересы усопших горожан не должны преобладать над интересами живущих. Но есть проблема ограниченности городских территорий, короткий список мест, действительно подходящих под новое кладбище».

Максим Назин подчеркивает, что при принятии конечного решения, в любом случае будет проводиться общественная, экологическая и другие экспертизы: «Никто силой этот очень щепетильный вопрос решать не будет».

Олег Усов