«Боярышник»: пустые разговоры и мнимые виноватые

Кто крышует косметический алкоголь? Куда смотрит МВД? И другие вопросы без ответов
Малахов сделал шоу о массовых отравлениях «Боярышником». На съёмках побывали не только пострадавшие от ядовитого зелья и неравнодушные активисты-общественники, в эфире «засветились» представители иркутской городской администрации и регионального правительства. Оценка скандальной программы, показанной всей стране по федеральному телеканалу, — это тот редкий случай, когда мнение города и области совпадает. Иркутская редакция «АН», как и многие местные жители, тоже, мягко говоря, удивлена: цель неясна, акценты туманны, а позиционирование Иркутска как города алкоавтоматов вообще «из пальца высосано».

«Невыдуманные истории, о которых невозможно молчать». Кажется, выпуск ток-шоу «Пусть говорят» от 17 января не очень-то подтверждает этот слоган. Историй, конечно, было хоть отбавляй. Однако некоторые факты, озвученные в программе, вызывают сомнения. Не говоря уже о том, что не мешало бы перед съемками уточнить должности ключевых спикеров.

В целом, несмотря на большое количество привлеченных «как бы экспертов», передача оставляет впечатление сырой, не проработанной. Зачем все эти «наезжающие», «кричащие» или, наоборот, стушевавшиеся люди прибыли в столицу и уселись на диваны перед камерами? Ради пиара? А какую главную мысль редакторы шоу хотели донести до зрителя, купившегося на громкую тему? Каждый говорил о своем, представители Приангарья были и вовсе немногословны (от правительства Иркутской области приехал почему-то только министр здравоохранения Олег Ярошенко). Сам ведущий занял невнятную позицию. Как так? Неужели огрехи монтажа и нарезки? Непосредственные участники программы говорят, что не в этом дело.

Татьяна Скороходова: «На программе я надеялась понять, кто виноват и что делать».

«Собираясь на программу, я за сутки опросила свой круг общения, чтоб самой понять, кто виноват и что делать? — рассказывает Татьяна Скороходова, актриса, ведущая шоу на одной из иркутских радиостанций. — В закулисье и на записи программы я надеялась получить ответы на эти вопросы. Но, послушав выступавших, я так и не поняла этого».

«Мы всё-таки надеялись, что цель передачи — узнать ситуацию, найти решение. Но нет. Главное, видимо, сделать шоу, заработать рейтинги, пусть даже на человеческих несчастьях», — с досадой объясняет начальник департамента развития предпринимательства и потребительского рынка администрации г. Иркутска Евгений Семенов. Он тоже побывал на проекте Андрея Малахова, где его, кстати, ошибочно представили как человека, которого на программу делегировала область. Но Евгений всё-таки имеет право говорить только за городскую администрацию.

«Учитывая характер передачи, конечно, не поехать было невозможно, — комментирует Семенов. — Это значило бы дать ведущему шанс сказать, что представителей мэрии пригласили, а они проигнорировали, им якобы всё равно. Но это не так. Мы оперативно отреагировали на ситуацию в рамках наших полномочий и даже нашли решение, как использовать волонтеров для контроля продажи спиртосодержащих жидкостей. Но кому это было интересно? Мне ничего толком сказать и не дали. Сложилось впечатление, что в этом шоу любой чиновник должен быть представлен как виновный. Сиди — молчи — красней, пока тебя люди из первых рядов грязью поливают. Знаете, после записи программы хотелось скорее пойти в душ и смыть всё это».

«Город алкоматов». Или всё-таки страна?

Неприятного об Иркутске в рамках телепрограммы, конечно, звучало немало. Некоторые участники и ведущий пару раз попытались выставить «Боярышник», а также автоматы, где этот то ли лосьон, то ли концентрат для ванн продавался круглосуточно, как «фирменную иркутскую историю».

Жители города после эфира недоумевали: «Какие автоматы для продажи боярки? Не видел ни одного», «Вот где этот автомат с боярышником висел? Как мне кажется, у нас бы его в первую же ночь сорвали…» Справедливости ради, стоит сказать, что источник «АН», близкий к городской администрации, подтвердил, что один такой «алкомат» всё-таки был установлен в Иркутске, причем не в злополучном Ленинском районе (где были зафиксированы массовые отравления), а в Октябрьском. Это устройство практически сразу оперативно демонтировали, получив сигнал от неравнодушного населения.

Интересно, что в интернете новости о круглосуточных автоматах, которые 24 часа в сутки реализуют кому угодно (хоть детям) спиртовую настойку боярышника и другие «типа лосьоны», ходят еще с февраля 2016 года. Как сообщают самые разные СМИ, такие устройства алкосамообслуживания были замечены в Ижевске, Саратове, Калуге, Чите, Новоуральске. То, что выпадает из них в обмен на совсем небольшую денежную сумму (20-30 руб.), в народе называют «фанфуриком» или «фунфыриком». Это небольшой бутылёк с жидкостью, которая, если верить этикетке, якобы не предназначена для употребления внутрь. Вот только автомат ярко рекламирует: «Этиловый спирт — 75%». Счастливчикам, говорят, и 95%-й раствор этанола мог попасться.

Пьют «на здоровье»

По подсчетам РБК, параллельный алкогольный рынок в России набирает обороты и составляет уже 20%. Примерно 10% россиян смотрят на медпрепараты и лосьоны как на альтернативу привычной водке. «Точных данных об объемах производства этого продукта в России нет, — сообщает деловой портал. — Есть лишь оценки регуляторов и экспертов, но они однозначно говорят о существовании колоссального параллельного рынка алкоголя в стране. Так, по подсчетам Росалкогольрегулирования, россияне ежегодно потребляют такие лосьоны и настойки «веселия ради» в объеме от 170 млн до 250 млн л в водочном эквиваленте (40% содержания этилового спирта), причем спрос устойчиво растет почти на 20% в год. По данным Росстата, в 2015 году розничные продажи водки в России превысили 860 млн л. Прибавление другого крепкого алкоголя — коньяка, горьких настоек, виски и т.д. — дает суммарную емкость легального рынка — порядка 950 млн л. Таким образом, на «боярышник» приходится около 20% всего рынка — доля, которая и не снилась законопослушным водочным лидерам».

В октябре прошлого года Газета.ру опубликовала результаты своего расследования. Журналист интернет-издания изучал как раз рынок алкоматов с «бояркой». Об этом на «Пусть говорят» вспомнил главный внештатный специалист-токсиколог Иркутской области Алексей Третьяков. В упомянутой статье производителей автоматов «Боярка-24», «Бояра-24» и «Боярин-24» охарактеризовали как «гениев маркетинга», которые креативно продвигают сомнительный с точки зрения этики и законодательства бизнес. Вслушайтесь в слоган: «Нам кризис как ветер в паруса!» А начинающим предпринимателям, которые приобретают «алкомат», давали просто чудо-советы. «Загружаете автомат так, чтобы каждая пятая бутылка была 95% вместо стандартных 75%, это вызовет некоторый азарт и дух соревнования между покупателями, проверено, работает… Настраиваете автомат так, чтобы иногда он якобы случайно выдавал два пузырька вместо одного, — это проверенный способ активировать взрывную рекламу по сарафанному радио…» — так учили запускать товар в массы.

В том же расследовании Газеты.ру всплыло имея некого «Дона Фанфурика», в реальности — предпринимателя Дмитрия Островского. Есть мнение, что он — главный бенефициар производства жидкостей типа «Боярышника», под которые «заточены» уличные алкоматы, продвигаемые по стране. Дмитрий — основатель холдинга «Биомед», объединяющего компании «Медстар» и ООО «Гиппократ». Они на рынке «фанфуриков» с начала 2000-х. Правда, сам Дмитрий, по информации издания, к 2010 году вышел из состава учредителей своих компаний и управление передал родственникам, возглавив в это время Союз производителей галеновых лекарственных препаратов. «Согласно финансовым отчетам, в 2015 году «Медстар» заработал всего 25 тыс. руб., зато выручка «Гиппократа» составила 1,2 млрд руб., из них 7 млн руб. — чистой прибыли. «Медстару» принадлежат 66 сертификатов на производство косметических жидкостей для ухода за лицом и кожей. Среди них — лосьон с экстрактом боярышника, тоник с экстрактом красного перца, лосьоны «хлебный» и «на бруньках», — пишет Газета.ру. И если версия, выдвинутая изданием, верна, то кто-то действительно весьма неплохо зарабатывает на продуктах «двойного назначения». И так называемый косметический алкоголизм — проблема с многолетней историей. Несложно заметить, что касается она не только Иркутской области.

Владимир Жириновский, как всегда, был эмоционален.

Контроль или крышевание?

Очевидно, что в стране существует некий параллельный рынок алкоголя — дикий, высокомаржинальный, никем не контролируемый, а скорее всего, даже кем-то «крышуемый». Косметическую продукцию можно законно продавать в ночное время и в торговых точках, не имеющих алкогольной лицензии.

«Для меня как для легального производителя основная проблема — это нелегальные производители алкоголя, которых крышуют, — заявил в студии «Пусть говорят» известный своей прямолинейностью предприниматель Дмитрий Потапенко. — Такие свою продукцию могут продавать и в 100 м от детского предприятия, и в 50. И попробуйте их точки закрыть». Предприниматель уверен, что сейчас настойки и концентраты типа «Боярышника» просто убрали с прилавков, дожидаясь, когда скандал с отравлениями поуляжется. Потом всё снова достанут.

Во время программы несколько раз прозвучало: «Все всё знают». Всем понятно, что этикетка на таких спиртосодержащих косметических средствах — заведомая ложь. Просто кому-то позволено разливать спирт по бутылочкам безо всяких акцизов, сертификатов и лицензий.

«Главным советником по таким вопросам был кто? Бывший руководитель Роспотребнадзора господин Онищенко. Он не знал об этом? Почему не было постановления об ограничении оборота спиртосодержащей продукции?» — задал во время телепередачи риторический вопрос член Общественного совета при Минздраве России Алексей Старченко. Ответить на него у Малахова было некому. Представителей Роспотребнадзора в студии не замечено. Видимо, запрещать фрукты, овощи, сыры и конфеты — это легко. А в случае с косметическим алкоголем куда удобнее делать вид, что ничего не происходит.

Росалкоголь-регулирование активизировалось

Запрет на продажу в России непищевых спиртосодержащих жидкостей, введенный 23 декабря сроком на месяц, продлен еще на 60 дней, заявили журналистам в среду в пресс-службе Роспотребнадзора. Тем временем Росалкогольрегулирование направило в Правительство РФ письмо со своими предложениями по дополнительным мерам регулирования оборота спиртосодержащей продукции. Документ оказался в распоряжении «Известий». «Предлагается введение лицензирования на все жидкости «двойного назначения», — сообщает газета. РАР рекомендует «исключить применение «нулевой» ставки акциза для спирта, реализуемого организациям — производителям спиртосодержащей непищевой продукции», также предлагается уравнять акциз на этиловый спирт, который используется в производстве непищевой продукции, со ставками акциза на крепкий алкоголь.
Предложения РАР касаются и спиртосодержащих лекарственных средств, за исключением тех, которые включены в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов. Если предложения Минздрава и РАР будут одобрены правительством, лекарства на спирту не только будут продаваться по рецепту, но и попадут в перечень подакцизных товаров. Равно как и всевозможные косметические средства.
Среди предложений РАР, направленных в правительство, — внедрение системы госучета в обороте и перевозках спиртосодержащих лекарственных средств, усиление ответственности за незаконное производство и оборот спиртосодержащей продукции, установление требований к нормам отпуска спиртосодержащих лекарственных средств. Аналогичные предложения РАР подготавливало и ранее, начиная с 2011 года. Но тогда они не были поддержаны.

Да и полиция, судя по всему, тоже на многое закрывает глаза. Потому участники и зрители ток-шоу очень хотели бы услышать позицию органов правопорядка. Но не судьба. В эфире программы для представителей МВД тоже места не нашлось, хотя вспоминали «полисменов» всех уровней много и чаще недобрым словом. Общественный деятель Павел Пятницкий, который не так давно был в Иркутске, заявил: «Почему всё это процветает? Если не крышевание вот этой истории отдельными персонажами в погонах, ничего бы подобного не было».

Но случилось страшное. Декабрьская трагедия с «Боярышником» в Иркутске стала резонансной в масштабах всей страны. По какому-то странному стечению обстоятельств произошла «накладка»: вместо этилового спирта в «средство для ванн» добавили ядовитый метиловый. Больше 70 жертв.

И что теперь? Реальных виновных — не исполнителей, не случайных чиновников, на которых всё переложат, а настоящих организаторов и пособников — накажут? Отследят всю цепочку? Маловероятно.

В СМИ прошла новость о том, что кировский районный суд Иркутска освободил из-под стражи начальника отдела полиции УМВД России по Иркутску Дениса Черемисина, задержанного ранее в связи с массовым отравлением концентратом «Боярышник». Следствие настаивало на заключении Черемисина под стражу. Прокурор это ходатайство не поддержал. Обвинение и суд также не нашли оснований для помещения полицейского под домашний арест. Как пояснила в ходе заседания суда защитник Наталья Рыжих, ее подзащитный является начальником отдела участковых уполномоченных, в подчинении которого находятся порядка 30 человек. Уголовное дело в отношении Черемисина было возбуждено на том основании, что он не назначил участкового на одном из участков, в границах которого имелась точка продажи концентрата «Боярышник». Купив его именно в этом магазине, смертельно отравились несколько человек. Однако в должностные функции Черемисина не входило назначение сотрудников и подпись соответствующих приказов, отметила адвокат, обратив также внимание на то, что участковые не наделены полномочиями по регулированию и контролю оборота спиртосодержащих средств.

«Участковый, начальник отдела — это слишком мелкая величина», — прозвучало в телеэфире. Но вряд ли мы когда-то узнаем, кто на самом деле за всем этим стоит. Придется довольствоваться видеосъёмкой коттеджа, хозяин которого якобы имел отношение к производству злополучного «Боярышника» с метанолом, но уже отбыл в Израиль. Назвать его имя никто не решился.

Депутатский популизм

Выпады на тему преступления и наказания прозвучали и в адрес присутствовавших в студии Первого канала депутатов. Говорили о том, что закон должен быть суровей, штрафы за махинации со спиртом и алкоголем — выше, а не в пределах нескольких тысяч рублей.

Со стороны Алексея Красноштанова конкретных предложений не прозвучало.

Владимир Жириновский, представляющий ЛДПР, активно отстаивал идею снижения стоимости водки, в этом случае, возможно, упадет спрос на суррогатный алкоголь. А вот со стороны избранного в Госдуму иркутянина Алексея Красноштанова конкретных предложений не прозвучало.

Понятно, что алкоголизм в целом — большая проблема, и спортзалы в Ново-Ленино — это отлично. Но подобные универсальные обтекаемые формулировки хороши для предвыборных плакатов. А при обсуждении сложной, всероссийского масштаба проблемы, связанной с регулированием, хотелось бы увидеть более жёсткую позицию народного избранника, услышать, каким образом, по его мнению, можно навести порядок на таком сложном и наверняка коррумпированном рынке номинально косметической (а фактически алкогольной) продукции, и как же контролировать полицию, которая должна контролировать любых нелегалов.

В финале телепередачи ведущий, конечно, высказал призрачную надежду, что эпоха лосьонов двойного назначения в ближайшее время будет окончена, и их нельзя уже будет так свободно производить и покупать. Известно, что Росалкогольрегулирование давно хотел включить косметические лосьоны, в том числе настойку боярышника, в перечень спиртосодержащей продукции. По плану РАР, через Единую государственную автоматизированную информационную систему (ЕГАИС) будет отслеживаться, сколько спирта закупают производители настоек и лосьонов, сколько его перерабатывают и какое количество продукции выпускают.

Инициатива, конечно, похвальная. Но без воли силового блока всё регулирование так и останется на бумаге. А количество смертей и тяжелых отравлений суррогатным алкоголем — будь то «боярка» из ларька или элитный виски из интернет-магазина — так и будет расти пропорционально оборотам теневого рынка, где по большому счету всё равно, что «бадяжить». И всегда найдутся те, кому всё равно, что пить. Хотя, конечно, на фоне трагедии опасающихся стало больше. Берегите себя. Сами. Больше, видимо, некому.

Ольга Брайт

Мнение

Евгений Семёнов, начальник департамента развития предпринимательства и потребительского рынка администрации г. Иркутска, участник программы «Пусть говорят»

В программе звучало много вопросов, больше похожих на обвинения. А вот ответы на них мало кого интересовали. Кажется, авторам программы были не важны ни причины происходящего, ни то, что сделано и что еще нужно сделать, чтобы впредь такая беда не повторилась.
Очевидно, что сегодня есть пробелы в федеральном законодательстве, которые нужно устранить. И муниципалитеты не обладают полномочиями по регулированию рынка спиртосодержащих жидкостей. Но тем не менее нам удалось привлечь к наведению порядка неравнодушных волонтеров. Они как потребители имеют право проводить проверку нестационарных торговых объектов на предмет продажи спиртосодержащих жидкостей. И такое решение перед новогодними праздниками было принято на заседании штаба ЧС города Иркутска, который прошел под руководством главы областного центра Дмитрия Бердникова. Штаб под руководством глав округов Иркутска распространял тысячи листовок, обходил территории, организовывал рейды по киоскам и ларькам как в дневное, так и ночное время. От населения на горячую линию и в мессенджеры принимались сигналы об объектах, которые нужно проверить. Реагировали оперативно. К мессенджерам также подключены начальники отделов полиции, что позволяет им оперативно узнавать сообщения о незаконной торговле спиртосодержащими жидкостями, выезжать на место и изымать продукцию. Эта работа продолжается и сегодня. На самом деле администрация города пыталась привлечь к проблеме внимание самых разных инстанций еще в середине прошлого года — по большей части безуспешно. И ситуация обернулась трагедией.