Бензин: только вверх

Топливный кризис в Хабаровске на прошлой неделе отчасти «зацепил» и Иркутскую область. Очереди на некоторых АЗС заметили не все, но подорожавшее с начала года топливо на своем кошельке ощутил каждый автолюбитель. Власти и руководители надзорных ведомств провели ряд успокоительных совещаний, по итогам которых вопрос с дефицитом был решен. Но цены по-прежнему неприятно шокируют. Казалось бы, пора привыкнуть: бензин дорожает каждый год. Но на фоне падения доходов населения недовольство в соцсетях и на форумах резче обычного. Пропорционально ценам.

Дефицит бензина в Хабаровском крае из-за ремонта местного НПЗ заставил поволноваться жителей этого региона. Люди вставали в 4-5 утра, чтобы успеть перед работой на заправку, и все равно утыкались в «хвост» длиннющей очереди. В очередях продавали места к колонкам. Автовладельцы приезжали с 200-литровыми бочками в прицепах. Особо ушлые граждане перепродавали с рук уже купленный бензин по двойному тарифу, этим же «отличились» и некоторые мелкие сети АЗС. И это не сцены из оккупированного, осажденного врагами города, а реальные картинки, подмеченные многочисленными свидетелями.

Положению дел в Хабаровске искренне сопереживали и в соседних дальневосточных округах и в близких сибирских регионах. И не зря — на прошлой неделе топливный кризис добрался и до Иркутска. Сеть АЗС «КрайсНефть» прекратила отпуск 95-й и 98-й марок бензина, объяснив это задержкой поставок с завода-изготовителя. В свою очередь эксперты связали событие с дальневосточным дефицитом. «Дефицит топлива в Иркутской области сложился вследствие бензинового кризиса на Дальнем Востоке, — комментирует заместитель исполнительного директора Ассоциации независимых АЗС Восточной Сибири Алена Липунова. — Ситуация не новая, но мы всегда проходили ее более-менее ровно, хотя и просили НПЗ, ФАС, власти увеличивать объем поставок на внутренний рынок. Независимые операторы АЗС покупают бензин на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже. Сейчас операторы на торгах сразу же выкупают все имеющиеся объемы топлива на бирже, которых немного. При этом необходимо также учитывать время доставки купленного топлива до регионов Восточной Сибири — иногда он достигает 30 дней».

Власти Иркутской области, руководитель УФАС провели оперативное совещание, в ходе которого заручились обещанием «КрайсНефти» исправить ситуацию. Оператор не подвел чиновников, и ситуация с дефицитом топлива благополучно разрешилась к концу недели. Впрочем, о другой назревшей проблеме — росте стоимости бензина в регионе ответственные лица предпочитают особо не распространяться. Хотя именно это не просто расстраивает, но и возмущает людей: до каких пор в регионе, наполненном нефтью и занимающемся ее переработкой, и при этом не самом состоятельном по уровню зарплат, будут выдавать необоснованно дорогой бензин? Еще в декабре прошлого года бензин различных марок стоил как минимум на 2 рубля за литр дешевле. Сейчас же цена на распространенный 92-й бензин уже близка к 45 рублям за литр, 95-й — 48 рублей за литр, а 98-й и вовсе «ускакал» за 53 рубля. Таких высоких цен нет ни в одном другом регионе СФО.

По словам Сергея Чупрова, решение проблемы требует кардинальной смены правительственной экономической политики.

Чиновники разводят руками, выдавая расплывчатые формулировки. Так, в управлении региональной ФАС отмечают, «основной причиной роста цен на топливо (в частности, на бензин марки АИ-92, АИ-95) в Иркутской области является рост цен в оптовом звене. Опережающий рост цен в оптовом звене в свою очередь сказывается на сокращении маржинальности розничных продаж, что приводит к росту цен в розничном сегменте». В ведомстве добавляют: «В настоящее время специалисты Иркутского УФАС не нашли оснований для принятия мер антимонопольного реагирования. Однако ситуация по увеличению розничных цен на локальных рынках розничной реализации нефтепродуктов области находится под постоянным контролем».

Подобные комментарии людей не успокаивают, так как не содержат ответов на очевидный и логичный вопрос: нефть то дорожает, то дешевеет, но на бензине это не сказывается. Более того, поднявшись, цены на ГСМ никогда уже не снижаются. Прокомментировать ситуацию «АН» попросил профессионального экономиста, сотрудника Байкальского государственного университета, доктора экономических наук, профессора Сергея Чупрова.

«Если изменение цен на нефть на внешнем рынке предсказуемо зависит от параметров соглашения ОПЕК+ и спроса на нее, то ее ценовая динамика внутри страны подчиняется, с одной стороны, общемировой закономерности (российский экспорт нефти в 2020 году в дальнее зарубежье упал до минимума за 16 лет), а с другой, либеральной экономической модели Правительства РФ, — объясняет он. — Вследствие этого в принципе можно «объяснить» любой рост цен на бензин: как из-за подъема нефтяных цен в мире (Россия интегрирована в глобальную экономику), так и их снижения на внешнем рынке. В последнем случае, если сокращаются доходы от ее экспорта, их зарабатывают у себя в стране: они нужны госбюджету, а до подорожания по цепочке товаров для населения дела мало».

Говоря простым языком, ситуация складывается таким образом: государство недополучает доходы и компенсирует их за счет содержимого карманов своих же граждан. Последние понимают: даже любые вынужденные уловки, попытки сэкономить могут оказаться напрасными. «Захотите пересесть на электромобиль? Значит, будут конские ценники на электричество. Наше государство своего не упустит. Не будете ездить, будете платить все равно — налоги, акции или что еще придумают», — рассуждают иркутяне в соцсетях.

По словам Сергея Чупрова, решение проблемы требует кардинальной смены правительственной экономической политики. «Либеральная модель уже 30 последних лет доказывает свою бесперспективность и пагубность, о чем без устали говорят ведущие ученые-экономисты и подтверждает жизнь, — убежден он. — На одном социальном полюсе беднеющее население с мизерными доходами (реальные располагаемые денежные доходы россиян не растут уже шесть лет подряд), что лишает его возможности повышать жизненный уровень и платежеспособным спросом оживить экономику страны, а на другом полюсе сверхдоходы олигархии. Только за кризисный 2020 год «убежали» из страны 7 триллионов рублей, в которых остро нуждаются госбюджет и социальные программы. С отказом от либеральной национальной модели и налоги, и цены на энергоносители на внутреннем рынке можно и нужно регулировать и сдерживать инфляцию. Были бы политическая воля и приверженность социальной справедливости, желание сбалансировать доходы и потребности страны для целей ее экономической безопасности и поступательного развития».

Очевидно, что ничего подобного ждать в ближайшие годы не имеет смысла. Гораздо реальнее то, что вслед за ростом цен на бензин уже к лету мы обнаружим новые ценники в продуктовых магазинах.

Олег Усов