Андрей Хоменко: «Надо правильно поставить задачу и не мешать ее исполнению»

Иркутский государственный университет путей сообщения — единственный в регионе вуз, объединивший в своей структуре семь филиалов, расположенных в пяти субъектах федерации, и один зарубежный. Это мощнейший вертикально интегрированный комплекс с разноуровневой системой подготовки специалистов транспорта на всей территории Сибири. Легко ли удерживать высокую планку, привлекать студентов, несмотря на демографическую яму, и при этом строить еще общежития для молодых специалистов, — рассказывает ректор Иркутского государственного университета путей сообщения, доктор технических наук, профессор Андрей Хоменко.

По мнению Андрея Хоменко, образовательное сообщество области нуждается в такой структуре, которая могла бы донести до федерального уровня мнение региона.

— Расскажите, что сегодня представляет собой Иркутский государственный университет путей сообщения?

— Иркутский государственный университет путей сообщения сегодня не просто вуз. Это вертикально интегрированный университетский комплекс с разноуровневой системой подготовки. В состав ИрГУПС входят — Красноярский и Читинский техникумы железнодорожного транспорта, Улан-Удэнский колледж железнодорожного транспорта, Иркутский медицинский колледж железнодорожного транспорта. В этом году к структуре ИрГУПС присоединился и Сибирский колледж транспорта и строительства. Кроме того, мы имеем полноценный зарубежный филиал в Монголии, являющийся структурным подразделением университета. При этом во всех филиалах вуза, как и в головном, существует несколько образовательных ступеней.

Эта мощная распределенная система университета создана и диктуется особенностями работы транспортной отрасли — не могут учебные заведения среднего уровня находиться отдельно в подчинении региона, потому что их выпускники распределяются по экстерриториальному характеру. Поэтому транспортные колледжи объективно находятся в составе университета, который находится в федеральном ведении — это особенность транспорта.

— Как колледжи отнеслись к тому, что перестали быть самостоятельными?

— Никаких особенных антагонистических настроений не было. Понимание того, что за спиной у тебя такая мощная структура, как университетский комплекс, — это основа стабильности — приходит со временем.

— В этом свете какие-то еще изменения ожидают вуз в ближайшее время?

— Как я уже говорил, в этом году закончилось формирование вертикально интегрированной структуры университетского комплекса. В Иркутске создан центр как высшего, так и среднего образования. Что позволяет формировать единый подход к образованию во всем комплексе. Вся нормативная база по высшему и среднему образованию формируется в Иркутске.

Дальше предстоит большая работа по согласованию и интеграции образовательных программ как среднего, так и высшего образования. Если где-то есть параллельные специальности — их нужно оптимизировать. Одни специальности будут заменяться другими, более востребованными, технологии ведь не стоят на месте. Мы должны соответствовать требованиям отрасли. Видоизменяться специальности начнут в связи с новыми видами техники, в связи с развитием технологического процесса. Сегодня мы ставим перед собой такие задачи — пройти период оптимизации с приведением в соответствие образовательных программ современным требованиям производства.

С нового года мы планируем вводить прикладной бакалавриат — как первую ступень двухуровнего технического образования. То есть студент поступает сначала в колледж и получает практические знания, а потом в вузе — теоретические основы выбранной специальности. В классическом понимании бакалавриата и специалитета — сначала теоретическая база, а потом практическая, а в прикладном бакалавриате система как будто перевернута с ног на голову. К 2018 году 30% бакалавриата должно быть прикладным. При такой логике подобная структура возможна именно в таких системах, как ИрГУПС. Когда есть продолжение образования в рамках одного подхода к обучению.

— В целом, как легко внедряется двухуровневая система образования в вашем вузе? Ваше отношение к ней: ее основные плюсы и минусы?

— ИрГУПС был одним из немногих вузов, который начал работать по системе двухуровневого обучения. Сегодня мы выпускаем бакалавров уже второго поколения. Имеем практику перехода бакалавриат—магистратура на примере экономического блока дисциплин. Сегодня мы имеем лицензии по магистратуре по всем специальностям бакалавриата.

Мы получили практику подготовки бакалавров и подхода к магистратуре и считаем, что сейчас есть проблема отсутствия информации у общества о втором этапе двухуровневого образования. В свое время много внимания уделялось информированию о том, что такое бакалавриат. А сегодня необходимо доносить до людей, что такое магистратура и зачем она нужна.

Сейчас тенденции транспортной отрасли развиваются в сторону того, что магистратура становится одним из решающих факторов при дальнейшем карьерном росте. Магистратура — это расширение теоретических знаний в профессиональной области, без которых дальнейшее развитие в профессии невозможно.

— Чем отличается технический бакалавр от технического магистра?

— Объемом знаний и умений. Магистратура — это высший пилотаж в профессии. Бакалавриат — это общий образовательный уровень, чаще фундаментальный. А в магистратуре идет более жесткая специализация. То есть математику, физику, механику и т.д. мы изучим все, а дальше — в каком направлении вы будете эти знания применять — вагоны, эксплуатационная работа и т.д. — это и есть специализация в магистратуре. Например, начальник службы движения в Японии просто закончил менеджмент в университете, а потом он получает диплом магистра и становится движенцем.

— Насколько высок сегодня интерес у молодых людей, определяющихся с выбором специальности, к железнодорожной отрасли?

— На сегодняшний день приемная кампания в вуз в самом разгаре, поэтому объективно оценить популярность ИрГУПС именно в 2013 году пока невозможно. Но по статистике последних нескольких лет мы можем говорить, что интерес к транспортному образованию не только не уменьшается, но значительно растет. Так, по сравнению с 2011 годом в 2012 году документы в ИрГУПС подали на 30% больше человек. Это неудивительно, транспорт стремительно развивается, особенно в Сибири и на Дальнем Востоке. Плюс ко всему основной работодатель — гарант социальной стабильности и защищенности молодых людей после окончания вуза.

Еще одна ценность нашего вуза для студентов и абитуриентов — возможность получения практической подготовки. Кроме чисто технических знаний, которые получают студенты технических специальностей, в университете создана целая система дополнительного образования, и это очень важно.

Кроме того, в университете уделяется особое внимание проектной подготовке специалистов — в структуре вуза создан институт изыскания транспортных систем, в котором работают преподаватели, аспиранты и студенты. Также мы создаем возможности нашим студентам участвовать в проектах основного заказчика, таких, например, как «Новое звено», где молодежь занимается научной работой. Созданы инновационные предприятия — в вузе реализуется проектный подход, чтобы интегрировать в системе обучения взаимодействие студентов, аспирантов, преподавателей и опытных работников с производства. Это дает возможность студентам получить практический опыт в своем направлении.

— Как вы решаете такие проблемы вузов, как нехватка молодых кадров и устаревшее материально-техническое оборудование? Или в ИрГУПСе этих сложностей нет?

— Проблема старения кадров, как и во многих вузах, действительно есть. Чтобы ее нивелировать, мы активно вовлекаем студентов еще во время обучения в вузе в научную работу, они защищают диссертации. Плюс за счет собственных средств вуза было построено общежитие именно для молодых специалистов, что является способом их закрепления. Проблема есть, но она не сверхостро стоит в ИрГУПСе. Потому что, на мой взгляд, эти рычаги раннего вовлечения в научную работу и определенные социальные льготы, которые предоставляются для молодых, позволяют ее предупреждать.

— Каковы ваши главные управленческие принципы?

— Управленческий принцип один — не мешай работать подчиненным. Надо правильно поставить задачу и не мешать ее исполнению, ну и, разумеется, контролировать конечный результат.

— Кстати о конечном результате — в Иркутской области проблема эффективности вузов в этом году была как никогда актуальна. По вашему мнению, обозначенный сейчас курс на укрупнение вузов, создание федеральных университетов верен?

— Как сказал один уважаемый человек: объединив пять деревень, город не получишь. Простое механическое объединение университетов в одну систему не даст эффективности. Я против такого объединения с чистого листа. Безусловно, когда система укрупняется, тогда мы можем использовать общий ресурс — лаборатории можно использовать для всего университета и для каждой специальности. Кроме того, у крупных вузов больше ресурсов реагировать на заказы производства на открытие тех или иных новых специальностей. Укрупнение — более эффективное использование ресурсов, на мой взгляд. Но только если оно происходит не механически, когда преследуется единственная задача — просто сделать гиганта, а не повысить качество и эффективность работы.

На мой взгляд, нам не хватает мощной структуры в правительстве региона, которая координировала бы деятельность всего образования, начиная с начального и заканчивая всем научным сообществом. Мы проигрываем в этом. У нас не консолидирован весь образовательный комплекс. И в результате этого у нас не полностью используются те ресурсы, которые есть. У минэкономразвития, которое сейчас отвечает за высшее образование, учитывая его загруженность, просто не доходят руки до консолидации образовательного ресурса. Необходимо создавать Министерство образования и науки Иркутской области, по образу и подобию федерального. Это скажется и на госзаказе, и на эффективном выполнении регионального заказа по подготовке специалистов всех уровней. У нас иногда дублируются некоторые специальности высшего образования, и, учитывая демографическую яму, мы оттягиваем от стратегически важных в сторону менее важных, но модных специальностей молодых людей.

Мне кажется, образовательное сообщество области нуждается в такой структуре, которая могла бы донести до федерального уровня мнение региона. Не позиции отдельных ректоров, а консолидированную сформулированную позицию региона, обязательную как для ректорского корпуса, так и для всего вузовского сообщества. Кроме того, эта структура могла бы оценивать эффективность вузов самостоятельно, не дожидаясь федеральных пожеланий, принимать решение об их консолидации, и не было бы социальных взрывов.